Всеукраинская газета
"Русский Мир. Украина".
Электронная версия. В Сети с 2009 г.
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
  •      
       
    пїЅ   Русский мир. Украина » Политика » ВЗГЛЯДЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА КНР НА ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ  
     
    ВЗГЛЯДЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА КНР НА ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ
    Раздел: Политика
     
    Нарастание глобальных вызовов и угроз, дальнейшее обострение международной обстановки в регионах традиционных интересов КНР и России, осложнение отношений с Западом объективно сближают позиции наших стран, которые нацелены на проведение независимого внешнеполитического курса, считают эксперты Сергей и Александр НЕБРЕНЧИНЫ.

    ВЗГЛЯДЫ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО РУКОВОДСТВА КНР НА ОБЕСПЕЧЕНИЕ БЕЗОПАСНОСТИ И ОБОРОНОСПОСОБНОСТИ


    Важную роль в эволюции взглядов китайского руководства на обеспечение национальной безопасности и обороноспособности страны сыграл XYIII съезд КПК. Центральный военный совет Китая, который возглавил Си Цзиньопин, председатель КНР, взял курс на дальнейшее укрепление Народно-освободительной армии страны, включая народное ополчение и вооруженную народную милицию. Курс на решение внутренних проблем, в том числе создание предпосылок дальнейшего укрепления обороноспособности страны, руководство КНР взяло по итогам сессии ВСНП 2016 года[1].

    Международная деятельность КНР согласуется с «концептуальными основами внешнеполитического курса Си Цзиньопина[2]. Руководство КНР провозглашает движение по пути мирного развития, строго с учетом интересов страны, как стратегический выбор, сделанный КПК на нынешнем этапе развития. В качестве приоритетов выдвигаются задачи построение морской державы, повышение роли «мягкой» культурной силы государства, поддержание государственной безопасности и социальной стабильности. Отдельно стоит вопрос учета современных тенденций мирового военного развития и продвижение военных инноваций в китайских вооруженных силах. По мнению Си Цзиньопина, «новая мировая военная революция является комплексной и глубокой, охватывает все сферы боевого и военного строительства, прямо влияет на военную мощь и совокупную мощь государства, касается вопроса стратегической инициативы»[3].

    Как считают эксперты, при Си Цзиньпине китайская дипломатия постепенно уходит от "реактивного подхода, стремясь к большей проактивности". Нынешнее руководство КНР исходит из того, что внешнюю политику страны должны отличать китайские специфика, стиль, позиция». Дипломатия КНР призвана защищать суверенитет, территориальную целостность и морские права страны, эффективно решать территориальные споры, в том числе вокруг островов.

    В связи с нарастанием внутренних противоречий в китайском обществе заговорили о необходимости преодоления мировоззренческого кризиса, связанного с тем, коммунистические идеи в условиях развития капитализма в Китае уже больше не работают так эффективно как прежде, во многом противоречат положениям конфуцианства. Идейно-политические реформации в китайском обществе неизбежно ведут к изменению взглядов и представлений руководства страны на развитие военной компоненты страны. Поэтому китайская сторона в этой области действует очень осторожно и неспешно с учетом как внутриполитических, экономических, демографических, социокультурных реалий, так и международной обстановки, характера и содержания современных вызовов и угроз.

    Как известно, этико-философское учение, разработанное Конфуцием в 551-479 гг. до н.э, до сих пор выступает в качестве мировоззрения, общественной этики, политической идеологии, научной традиции, образом жизни. Наряду с воплощением в жизнь курса на развитие социализма с китайской спецификой, в качестве коренной идеи китайского государства выходит концепция «великого единства». Она предполагает консолидацию китайского общества на основе законов и неотвратимости наказания, а не – нравственных норм, как того требует конфуцианство. Новая национальная доктрина «великого единства» во многом носит историко-географический характер, ее центральной осью, как считает исследователь Н. Вавилов, являются не этнические процессы формирования китайской нации, а «ее мистические основания – центры зарождения единого государства и центры силы…»[4].

    Таким образом, значительной части китайского населения, самим ханьцам отказывается в чистоте китайского происхождения. Между тем, этническая группа сино-тибетской языковой семьи занимает первое место по численности среди народов земного шара (около 19 % общего населения). Она остается крупнейшей народностью в Китае (92 %), в том числе в специальных административных районах КНР Гонконг (95 %) и Макао (96 %), а также Сингапуре (76,8 %).

    Согласно построениям современного китайского ученого Ли Лина, пользующегося особой поддержкой в руководстве КНР, в его четырехтомнике «Наш Китай» центр китайской императорской власти находится в Северо-Западном Китае, на границе провинций Шенси, Шаньси и Хенань, в уезде Шень, одноименной провинции Шеньси («земля к запалу от Шень» - перевод с кит.). Небезынтересно, что гористая и пустынная территория нынешней провинции Шенси является малой родиной для нынешнего генерального секретаря Компартии Китая, председателя КНР, председатель ЦВС. В соответствии с трудами Ли Лина, мистическое пространство Китая – лишь часть большого евроазиатского пространства, в котором Ближнему Востоку и Центральной Азии, а также Северной Евразии отводится роль «пассивного начала», а Китаю – активно действующей силы[5].

    Таким образом, западным доктринам внешней экспансии противопоставляется китайская концепция активного притяжения внешних народов к «центральному государству». В данном контексте следует рассматривать выдвижение и реализацию политико-экономической инициативы «Экономического пояса Шелкового пути», сердцем которого становится город Сиань (провинция Шеньси). Как пишет Ю.Тавровский, эта сверхзадача потребует колоссальных усилий и средств в течение нескольких десятилетий... В результате изменится транспортная система КНР, появятся новые выходы во внешний мир, будет выстроена альтернативная инфраструктура, сбалансировано размещение промышленности[6], созданы «новые точки роста» и миллионы рабочих мест.

    По взглядам китайского руководства, стратегическая транскоммуникация создается по историческим «подсказкам» VII-XIII веков не только как важный торговый трафик, но и как «испытанный временем» путь культурных коммуникаций и «сплоченности народов» на основе этики «наследия Великой Ясы Чингизхана». Согласно идеологии возрождения пути из Китая в Европу, за Россией признается право оставаться «ключевым», незаменимым партнером в деле совместного развития и процветания. Наряду с «северным соседом», важную роль в возрождении Великого Шелкового пути призваны сыграть страны Центральной Азии[7].

    Идея проекта Шелкового пути состоит в создании транспортного коридора через Центральную Азию, Иран и Турцию на рынки ЕС и, прежде всего, Германии. К настоящему времени проработаны несколько ключевых маршрутов Шелкового пути. Первый – «северный» из Китая через Россию на Роттердам и Лондон. Второй – через Центральную Азию, затем паромной переправой из порта Актау до Баку и далее в Турцию. Третий: через юг – Иран, Сирию и Турцию в Южную Европу. Четвертый: Китай–Монголия-Россия в район российского Дальнего Востока. Пятый: Китай-Пакистан. Шестой: Китай-Индия-Бангладеш-Мьянма. Седьмой – это Морской Шелковый путь XXI века[8].

    По оценкам китайской стороны, совокупная численность населения, проживающего в пределах транспортных коридоров, может составить около 4,4 млрд. человек, объем экономики – 23 трлн. долларов. По мнению Чрезвычайного и Полномочного посла КНР в России, «участие различных стран в строительстве «Одного пояса, одного пути» содействует продвижению «расбалансировки» волны экономической глобализации в направлении более повсеместного принесения блага и большей толерантности, а потому оно неизбежно станет новой движущей силой и проектом управления глобализацией. Китай готов активно нести должную международную ответственность за продвижение устойчивого роста мировой торговли и инвестиций»[9].

    Небезынтересно, что первоначально один из транспортных коридоров планировалось направить через Украину. Однако, резкое обострение обстановки в Украине в 2014 г. и последующий вооруженный конфликт в Донбассе, вынудили Китай в приоритетном порядке рассмотреть «северный путь» через Россию в Европу. Как сообщалось в сети интернет, принятию данного решения во – многом способствовало сильное давление на Пекин со стороны влиятельных международных сил, взявших курс на обустройство нового государства («Новый Иерусалим») на территории пяти украинских областей (Одесская, Николаевская, Запорожская, Херсонская, Днепропетровская)[10]. По оценкам эксперта И. Беркута, необходимо было не допустить усиления роли Китая во внутри украинских делах, что неизбежно произошло, если бы вдоль украинского маршрута была выстроена соответствующая инфраструктура развития[11].

    В пользу «северного пути» оказалось и то обстоятельство, что в Пекине немалую озабоченность вызывает наращивание военно-экономического потенциала Индии, которая продолжает рассматриваться в качестве вероятного противника. Как пишут эксперты, несмотря на то, что Пекин и дели активно взаимодействуют в рамках ШОС, нельзя исключать того, что имеющиеся противоречия могут привести к серьезным осложнениям в отношениях двух стран, вплоть до возникновения вооруженного конфликта, Как считает эксперт Г.Садулаев, «третья мировая война будет между Китаем и Индией. Причём за обладание Африкой. Саму Африку никто и не спросит...»[12].

    На случай обострения отношений с Индией Пекин рассчитывает на эффект от развития российско-китайских отношений. В том числе с учетом этого обстоятельства, Китай, наряду с другими маршрутами «Великого Шелкового пути», намерен реализовать китайско-европейский сухопутный коридор с участием России. В своей стратегии Пекин видит в России надежного союзника, обеспечивающего тыл, не мешающего закреплению Китая в Центральной Азии, соблюдающего нейтралитет в «грядущем противостоянии с вероятной осью из Японии, США и Индии»[13].

    Как считают эксперты, реализация нескольких транзитных маршрутов проекта «Великий Шелковый путь» в немалой степени снижает торгово-экономические риски КНР при обострении военно-политической ситуации в различных регионах Центральной и Юго-Восточной Азии и, в частности, в акватории Южно-Китайского море. Одновременно, китайское руководство уделяет особое внимание наращиванию военной мощи и повышению боеготовности войск, как фактора военно-политической поддержки реализации своей геоэкономической стратегии. Неслучайно, председатель ЦВС Си Цзиньпин выдвинул перед армией новую установку – «уметь вести победоносные войны»[14] с учетом более активной политики КНР.

    Под влиянием глобальных изменений на международной арене, но исходя из интересов собственной безопасности, в КНР активно реализуется концепция безопасности с китайской спецификой. Она имеет комплексный характер и, в понимании китайского руководства, включает в себя государственный суверенитет, территориальную целостность и военную безопасность; затрагивает проблемы политической и социальной стабильности, ресурсов и экологии. В области международных отношений китайское правительство призывает к взаимному уважению суверенитета, ненападению и невмешательству во внутренние дела, равноправию и мирному сосуществованию. В конкретном плане речь идет о военно-политической, финансово-экономической, информационной и культурной, энергетической, экологической, технологической, продовольственной безопасности.

    Особое значение для КНР имеет энергетическая безопасность, когда гарантированы достаточные и надежные поставки энергоресурсов по приемлемым ценам, причем договоренности о поставках не ставят под угрозу главные ценности нации и не мешают достижению других целей"[15]. Речь идет, прежде всего, об "адекватных и надежных поставках" углеводородов и, в частности, нефти[16]. В связи с этим руководство КНР придает особое значение обеспечению безопасности морских и воздушных трафиков. В частности речь идет о контроле поставок энергоносителей через Аденский, Тайваньский, Ормузский, Малаккский проливы[17]. Существует взаимозависимость мировых цен на нефть и темпов роста китайской экономики. КНР выгодно падение мировых цен на нефть, так как снижаются издержки производства, сохраняется прежние темпы роста экономики.

    В стремлении обеспечить свою энергетическую безопасность КНР впервые в мире впервые в мире добыли с океанического дна в Южно-Китайском море "горючий лед"[18]. В мире заговорили о новой «углеродной революции», сравнимой со сланцевой революцией в Америке. По оценкам экспертам, если Китаю действительно удастся вывести добычу этого углеводорода на промышленный уровень, то Пекин «получит еще один очень важный козырь в битве с США за первое место в списке самых развитых экономик мира»[19].

    В условиях, когда Китай вышел в лидеры мировой торговли, по размерам ВВП сравнялся с США, а по НИОКР обошел Евросоюз, руководство КНР реализует на международной арене свои решения в финансово-экономической сфере. Пекин предпринимает усилия по превращению юаня в новую резервную валюту, созданию собственной платежной системы CIPS независимой от западной – SWIFT, развитию «всемирного банка» в Азии – Азиатского банка инфраструктурных инвестиций (AIIB)[20].

    В настоящее время КНР особое внимание придает обеспечению информационной безопасности государства и общества. Еще со времен событий на площади Тяньаньмэнь 1989 года, когда демонстрация студентов 4 июня (кит 六四事件) в Пекине была активно поддержана мировыми СМИ, руководство КНР осознало силу информационного вмешательства извне. В настоящее время Пекин сам уже использует инструментарий «мягкой силы» для достижения целей внешней и внутренней политики. В частности, массовые протесты населения в Гонконге в 2015 году китайские власти успешно нейтрализовали уже без применения «танков»[21].

    Однако в современном мире основное внимание китайских властей направлено на обеспечение успешно функционирующей и динамично развивающейся оборонной безопасности. Как отмечается в «Белой книге» «Национальная оборона 2015 г.», в военно-политической сфере усилия руководства КНР направлены на достижение следующих целей и задач: укрепление территориальной целостности и безопасности страны, предупреждение и оказание отпора агрессору; пресечение сепаратистских тенденций и содействие полному объединению страны; предотвращение вооруженной подрывной деятельности и обеспечение общей стабильности; усиление оборонного строительства и осуществление модернизации национальной обороны и вооруженных сил страны, а также защита мира и противостояние агрессивному экспансионизму[22].

    В очередной «Белой книге», которая фактически представляет новую военную доктрину, четко расписаны все изменения оборонной стратегии государства. Ее суть – "мы не нападем на вас, если вы не тронете нас"[23]. При этом ключевая позиция, изложенная в «Белой книге» остается неизменной - третья мировая война будет. Как говорится в редакционной статье газеты "Global Times", входящая в холдинг Компартии КНР "Женьминь жибао", не важно – когда, неизвестно, кто ее начнет, но она обязательно случиться, поэтому надо быть к ней готовыми. И, скорее всего, война будет именно с США – именно это утверждение звучит в китайской "Белой книге"[24]. По оценкам авторитетной американской аналитической и исследовательской организации RAND Corp, конфликт между Пекином и Вашингтоном может начаться случайно, в частности, в регионах столкновения взаимных интересов вокруг Тайваня, Филлипин, Брунея, КНР и Южной Кореей и др. Наряду со США, главным конкурентом Китая в регионе выступает Япония. Эти страны ведут антикитайскую политику с использованием властей Филиппин, Вьетнама и других стран региона.

    В своем противостоянии со США и их союзниками КНР в последнее время рассчитывает на поддержку со стороны России, чего опасаются на Западе. В случае возникновения полноценного военно-политического союза двух стран «угроза третьей мировой войны станет более чем реальной»[25], считает Джордж Сорос, небезызвестный атлантический геостратег, американский финансист, трейдер, который имеет немалое влияние на позиции Вашингтона, Брюсселя и Лондона.

    На нынешнем этапе военная политика Пекина основывается на принципах неучастия в военных блоках и союзах, неприменения ядерного оружия первым, поддержки создания зон, свободных от ядерного оружия; отказа от размещения вооруженных сил на иностранных территориях, за исключением участия в миротворческих операциях под эгидой ООН. Одновременно Китай осуществляет курс на реализацию концепции безопасности нового типа, основанной на межгосударственном доверии.

    Стратегия национальной безопасности строится на защите независимости и суверенитета, защите социалистического пути и руководствуется политикой и линией партии, определенной на XYIII всекитайском съезде КПК, сессии ВСНП 2016 года. Важнейшим компонентом стратегии безопасности является оборонительная политика, строго отвечающая национальным интересам страны и, прежде всего, приоритетам политико-экономического развития КНР на современном этапе. Как заявил в 2016 году в США глава МИД КНР Ван, «мы объединяем всех людей в Китае в общих усилиях, чтобы реализовать китайскую мечту национального возрождения…»[26].

    За годы правления нового китайского руководства во главе с Си Цзиньпином, то есть с 2012 года, во внешнеполитической стратегии Китая, нацеленной на защиту интересов национальной безопасности, произошли определенные изменения. Изменяются и сама трактовка понятия национальной безопасности, и средства ее обеспечения внешнеполитическими механизмами. Выступая на XYIII съезде КПК, Си Цзиньпин, в частности, подчеркнул: «…И наш долг – сплачивая и ведя за собой партию и многонациональный народ, принимая историческую эстафету, продолжать упорно бороться во имя великого возрождения китайской нации, во имя, чтобы она могла более твердо и уверенно стоять среди наций мира и вносить более весомый вклад в дело человечества[27].

    В концепции безопасности специалисты выделяют следующие основные принципы: взаимное доверие это фундамент отношений; взаимная выгода – цель, равенство – гарантии, координация – средство реализации концепции. Названные принципы взаимно дополняют друг друга и составляют органичное целое. Взаимное доверие связано с преодолением различий в идеологии и социальных системах, с отказом от менталитета "холодной войны" и политики с позиции силы, с освобождением от взаимной подозрительности и враждебности. Предполагается, что все страны должны постоянно вести открытый диалог, информировать друг друга о своей политике безопасности и обороны, о важнейших акциях в этой области[28]. Взаимная выгода относится к удовлетворению объективных потребностей социального развития стран в эпоху глобализации. В новой концепции особо выделяется принцип "всеобщей безопасности" и отвергается "абсолютная безопасность" одной страны за счёт безопасности других. Равенство связано с идеей о том, что все страны являются равными членами мирового сообщества. Только равенство может быть гарантией того, что страны будут способны решать проблемы безопасности путём диалога и консультаций. Координация предусматривает разрешение споров посредством мирных переговоров и осуществлением обширного и глубокого сотрудничества по проблемам безопасности с тем, чтобы предотвратить скрытую угрозу и избежать войн и вооруженных конфликтов[29].

    Под влиянием охватившей весь мир революции в военной области формы ведения войны претерпевают коренные изменения и характеризуются переходом от механизации к информатизации. Китай, как и другие развитые страны, вносит соответствующие изменения в свои стратегии национальной безопасности, форсируют переоснащение армий высокотехнологичными вооружениями и военной техникой, ведут разработку новых военных доктрин. В Китае осознают, что роль отдельных стран и соотношение сил в мировой политике не остаются неизменными, поэтому следует быть готовым к любому изменению международной обстановки.

    Стратегия Китая в сфере военной безопасности заключается в осуществлении превентивных мер политического, дипломатического, экономического и военного характера, направленных на создание благоприятных условий вокруг Китая и уменьшение факторов нестабильности[30]. Со времени начала проведения политики реформ и открытости Китай добился огромных экономических успехов. Имеющиеся экономические успехи являются материальной базой осуществления Китаем в 21 веке политики четырех модернизаций[31]. Если имеющиеся достижения будут уничтожены войной, то невозможно будет добиться реализации долгосрочных целей программы четырех модернизаций. Поэтому Китай должен защищать достижения политики реформ и открытости и свое мирное окружение, проводить стратегию обороны от противника за пределами государства, всеми силами стремится избежать войны.

    В современном Китае строительство национальной обороны базируется на укреплении экономического фундамента. Сохранность непрерывного развития экономики, в значительной степени усиление экономического потенциала государства – вот основа разрешения всех проблем, включая и вопрос о модернизации национальной обороны. Экономическая база четырех модернизаций Китая находится главным образом в прибрежных районах, это обуславливает необходимость в стратегии безопасности ставить на первое место оборону приморских районов. Поэтому китайское руководство выдвинуло к армии требование: "выполнять священную миссию защиты территории, морского и воздушного пространства, защиты единства и безопасности государства"[32].

    Политика Пекина в сфере военной безопасности направлена на предотвращение войны и уменьшение факторов нестабильности, с целью обеспечить внешние и внутренние условия реализации национальной стратегии Китая, направленной на достижение статуса великой державы, занимающей доминирующее положение не только в АТР, равной по своему политическому влиянию, экономической и военной мощи другим державам мира. Как считает китаевед Девятов А.П., «совокупная мощь Китая и огромные людские ресурсы, и крепкая регулируемая экономика, и независимая финансовая система, и достаточная военная сила, и передовая наука и техника, и изощренная разведка с тонкой дипломатией, и зарубежная диаспора, и концептуальная самостоятельность, и культурный иммунитет, и здоровый образ жизни»[33].

    В отношениях с Россией Китай идет на более тесное сближение и координацию усилий в сфере политики и дипломатии, энергетики и военно-технического сотрудничества. Стремление сторон к лидерству в рамках освоения инновационных преимуществ нового технологического уклада вынуждает Пекин и Москву активизировать взаимодействии в научно-образовательной области. На постоянной основе осуществляется сотрудничество между китайскими и российскими учебными заведениями, в том числе в плане обмена преподавателями и студентами, учебными материалами. Немалые надежды сторон связаны с началом реализации совместного образовательного проекта. В 2017 г. был создан университет «МГУ-ППИ», который стал принимать первых учащихся[34]. Для КНР важно, что в стенах международного вуза планируется вести подготовку специалистов и в интересах оборонно-промышленных комплекса.

    Неприятие попыток изолировать отдельные страны мира, в том числе Иран и Россию на международной арене, побуждает и КНР, и РФ более активно настаивать на реформе системы глобального управления, существующего миропорядка и современного международного права. Как отмечается в официальном комментарии агентства «Синьхуа», китайско-российское партнерство – это своеобразный ответ на так называемый разворот США к Азии и антироссийские санкции…[35]. По мнению зарубежных экспертов, «ни Китай, ни Россия» поодиночке не способны противостоять США, но во взаимодействии они могут успешно конкурировать с глобальной державой в военно-политической и экономической сферах[36]. Одним из последних примеров стало совместное выступление Пекина и Москвы против размещения американских сил ПРО в Южной Корее.

    Китай сегодня активно взаимодействует с Россией в рамках БРИКС, рассматривает РФ, как второго, после США, "игрока" в вопросах стратегической стабильности и ракетно-ядерной сфере. В Азиатско-Тихоокеанском регионе Китай видит в России главного партнера по ШОС, что открывает возможности для поиска вариантов взаимодействия с ней по новым угрозам в Центральной Азии; Боаоскому азиатскому форуму, участника" шестисторонней встречи по Корее и др. Китай не без участия России намерен трансформировать Тихоокеанское торговое партнерство (ТТП). Прошедший в Лиме саммит организации, на котором не присутствовали США, свидетельствует о том, что Пекин стремится развивать эту структуру под своим руководством и в своих интересах[37].

    Несмотря на это, в России остаются сторонники "сдерживания Пекина", сохраняются антикитайские настроения и опасения действий Китая, что наносит определенный ущерб российским интересам. Отсюда в российско-китайских отношениях одновременно с положительными тенденциями появляются новые "поля напряженности". В их основе – неготовность России, уже признающей за Китаем важную мировую экономическую роль согласиться де-факто и со стремлением Пекина усилить свою политическую роль в региональной и глобальной политике. Такого рода настроения во властных элитах сдерживают развитие торгово-экономических отношений двух стран. Объем российско-китайской внешней торговли значительно уступает масштабам торгово-экономического сотрудничества Китая с США и Европой.

    В настоящее время в Пекине опасаются, что Москва в ущерб китайским стратегическим интересам пойти на улучшение отношений с Вашингтоном. В этой связи Китай неоднократно публично подчеркивал, что никакие нападки и давление извне, «посулы и прочее» не заставят КНР изменить свое отношение к «марьяжу»[38], взаимовыгодному партнерству с РФ. Одновременно, как пишут СМИ, Китай готовится к дальнейшему противостоянию со США, вплоть до применения ракетных вооружений.

    В целом, нарастание глобальных вызовов и угроз, дальнейшее обострение международной обстановки в регионах традиционных интересов КНР и России, осложнение отношений с Западом объективно сближают позиции наших стран, которые нацелены на проведение независимого внешнеполитического курса. Однако, как показывает исторический опыт, крайне важно в процессе развития двухсторонних отношений и, прежде всего, в военно-политической и торгово-экономической сферах не допускать сиюминутных выгод в ущерб партнеру, взаимно учитывать национальные интересы, строго соблюдать все договоренности, избегать заидеологизированности в планировании долгосрочного сотрудничества.

    Сергей и Александр НЕБРЕНЧИНЫ


    Примечания:

    1. Подробнее см.: Новая китайская забава: учебные удары по базам и портам США. // КП. №11 (563), 23 марта, 2017 г. – С-10.
    2. Денисов И. Эволюция внешней политики Китая при Си Цзиньпине. // «Международная жизнь». Май, 2017. СС.40-54. //https://interaffairs.ru/jauthor/material/1253
    3. Подробнее см.: там же. СС.42-50.
    4. Вавилов Н. Некоронованные короли красного Китая. – СПб.: КАРПЕ ДИЕМ, 2016. – С.24.
    5. Там же. С.25.
    6. Тавровский Ю. Великий размах: Россия и новый Шелковый путь. / «Завтра». Апрель, 2017. – С.4.
    7. Информационное измерение «мягкой силы». – М.: АНО ЦСОиП, 2017. -С.169.
    8. Островский А. Орел, дракон и косолапый мишка. // «Аргументы недели». № 18 (560), 11 мая 2017 г. С.5.
    9. Хуэй Ли. Позволим «Одному поясу, одному пути» принести еще больше пользы миру. // «Международная жизнь». Май, 2017. – С.27.
    10Подробнее см.: Беркут И. Кто выиграл Украину? //«Рассвет». 23 июня, 2017. /https://www.youtube.com/watch?v=hARHzhNoass
    11. Там же.
    12. См.: Садулаев Г. Падение Града на холме. //http://politobzor.net/show-135414-padenie-grada-na-holme.html
    13. Хуэй Ли. Позволим «Одному поясу, одному пути» принести еще больше пользы миру. // «Международная жизнь». Май, 2017. – С.27.
    14. Там же. С.11.
    15. Ли Чжидун. Эконометрическое изучение в экономике Китая. Энергия и окружающая среда к 2030 году // Энергетическая безопасность. - 2003. - №32 - С. 1140.
    16. Чжоу Вэньчжун. Внешняя политика Китая и отношения Китая с США и Европой в новом столетии // Экспресс-информация. - 2005. - №5. - С. 20.
    17. Небренчин С.М. Актуальные проблемы евразийской безопасности. //Информационно-аналитический портал: Геополитика» [электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.geopolitica.ru/article/aktualnye-problemy-evraziyskoy-bezopasnosti?nopaging=1#.Vs_qk_mLTrc
    18. Речь идет не о каком-то мистическом веществе, а о соединении воды и природного газа, превратившемся в кристаллическое вещество под высоким давлением и низких температур. В самом углеводороде нет ничего "революционного". Его запасы по всему миру крайне обширны (в том числе и в России), но до недавнего времени добывать его до сих пор никто не решался по технологическим и финансовым причинам.
    19. Подробнее см.: Воробьев В. Китай озадачил мир углеводородной революцией. //https://rg.ru/2017/05/18/kitaj-ozadachil-mir-uglevodorodnoj-revoliuciej.html
    20. См.: Клепацкий Л. Деглобализация мировой системы. //Международная жизнь. Август 2015. С.37.Зачем Китай создает «всемирный банк в Азии». // Вести: экономика. [электронный ресурс]. Режим доступа. http://www.vestifinance.ru/articles/49279
    21. Китай справился. //Взгляд: деловая газета. [электронный ресурс]. Режим http://vz.ru/world/2014/10/8/709339.html
    22. Военная доктрина Китая 2015. Оборонительная. [электронный ресурс]. Режим доступа. www.gov.cn/zhengce/2015-05/26/content_2868988.htm
    23. См.: Газета правительства Китая предупредила США о скорой войне. //http://csef.ru/ru/oborona-i-bezopasnost/340/gazeta-pravitelstva-kitaya-predupredila-ssha-o-skoroj-vojne-7390
    24. Там же.
    25. См.: Небренчин С.М. Информационное измерение “мягкой силы». – М.: АНО ЦСОиП, 2017. - С.101.
    26. Top diplomat outlines priorities diplomacy. [электронный ресурс]. Режим доступа. http://www.chinaview.cn/
    27. Пресс-релиз нового генсека ЦК КПК Си Цзиньпина после завершения съезда. //Википедия. [электронный ресурс]. Режим доступа. http://www.fmprc.gov.cn/ce/ceukr/rus/xwdt/t990635.htm
    28. Болятко А. Обеспечение национальной безопасности Китая // Проблемы Дальнего Востока. - 2003. - №4. - С. 37.
    29. Юй Сяоли. География национальной безопасности Китая // Экспресс-информация. - 2007. - №7. - С. 45.
    30. Чуфрин Г.И. Китай в XXI веке: глобализация интересов безопасности. - М.: Наука,2007. - С. 55.
    31. Официальный сайт Посольства Китайской Народной Республики в Российской Федерации. [электронный ресурс]. Режим доступа: http: //china-embassy.org /rus/xwdt/t70234. htm
    32. Юй Сяоли. География национальной безопасности Китая // Экспресс-информация. - 2007. - №7. - С. 45.
    33. Девятов А.П. Практическое китаеведение. Базовый учебник. – М.: «Восточная книга», 2007. – С.392.
    34. См.: Крупнейший евразийский гуманитарный проект. //«Аргументы недели».№22 (564). 8 июня, 2017.- С.4.
    35. См.: Титаренко Михаил, Петровский Владимир. Россия, Китай и новый мировой порядок. // «Международная жизнь». Март, 2015. С. 39-40.
    36. Поглядывая на США. Россия и Китай «крепят» союз. // http://politobzor.net/show-131100-poglyadyvaya-na-ssha-rossiya-i-kitay-krepyat-soyuz.html
    37. Табло. //»Завтра». №13 (1217). Март, 2017. – С.1.
    38. Новая китайская забава: учебные удары по базам и портам США. //КП. №11(563), 23 марта, 2017. – С.10.









    Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
     




    Добавление комментария
     
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Введите два слова, показанных на изображении:*



    Голосование
     

    "Экономика всему голова"
    "Кадры решают все"
    "Идея, овладевшая массами..."
    "Все решится на полях сражений"
    "Кто рулит информацией, тот владеет миром"



    Показать все опросы

    Популярные новости
     
     
    Loading...
    Теги
     
    Великая Отечественная Война, Виктор Янукович, Владимир Путин, власть, выборы на Украине, геополитика, Евразийский Союз, евромайдан, Запад, информационная война, Иосиф Сталин, история, история России, киевская хунта, Крым, культура, либерализм, мировой финансовый кризис, народ, НАТО, нацизм, национализм, общество, Партия регионов, политика, Православие, революция, Россия, русские, Русский Мир, русский язык, Сергей Сокуров-Величко, соотечественники, СССР, США, Украина, украинский национализм, церковь, экономика

    Показать все теги
    Календарь
     
    «    Ноябрь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930 
    Наши друзья
     





    Google+
    Редакция может не разделять позицию авторов публикаций.
    При цитировании и использовании материалов сайта в интернете гиперссылка (hyperlink) {ss} на "Русский мир. Украина" (http://russmir.info) обязательна.
    Цитирование и использование материалов вне интернета разрешено только с письменного разрешения редакции.
    Главная страница   |   Контакты   |   Новое на сайте |  Регистрация  |  RSS

    COPYRIGHT © 2009-2017 RusMir.in.ua All Rights Reserved.
    {lb}
     
        Рейтинг@Mail.ru