Главная > Политика, Общество > НЕОНАЦИСТСКИЕ СИЛЫ ЭСТОНИИ УСИЛИВАЮТ ПОЗИЦИИ {T_LINK}

НЕОНАЦИСТСКИЕ СИЛЫ ЭСТОНИИ УСИЛИВАЮТ ПОЗИЦИИ


28-02-2016, 13:17. Разместил: Редакция
НЕОНАЦИСТСКИЕ СИЛЫ ЭСТОНИИ УСИЛИВАЮТ ПОЗИЦИИРадикалы в республике усиливают позиции

Усиление неонацистских настроений в Эстонии объясняют перспективой предстоящего завоза в страну свыше пятисот (осведомлённые эксперты утверждают, что эта цифра может быть увеличена как минимум в несколько раз) мигрантов с Ближнего Востока и из Африки. Однако, протестуя против приема беженцев, эстонские национал-радикалы накаляют градус ненависти и к местной русской общине. Не обернётся ли это в ближайшее время вспышками уличного насилия и погромами?

Исторически так сложилось, что ксенофобские настроения в эстонском обществе очень сильны – оно буквально пронизано ими. Причем распространяют их не какие-нибудь маргиналы, а люди, имеющие законный доступ к оружию. Чтобы не ходить далеко за примерами, достаточно сослаться на нашумевший случай, имевший место в минувшем году.

Специалист отдела по связям с общественностью эстонского добровольческого военизированного формирования «Кайтселийт» Урмас Рейтельманн открыто написал собеседнику в комментариях на «Фейсбуке»: «Где ты там видишь беженцев? В Европу стекается грязь, а настоящие беженцы с семьями сидят в лагерях у границы с Сирией, ожидая возможности вернуться домой. К нам рвётся обычный человеческий мусор, который нужно гнать любыми средствами. В Эстонии и так паразитируют 300 тысяч тибл (оскорбительная кличка, применяемая в Эстонии по отношению к русским), которые не адаптировались здесь…».

Отметим, что сегодня отделения «Кайтселийта» действуют во всех пятнадцати уездах Эстонии. Общая его численность вместе с женской и детской организациями составляет почти 20 000 ополченцев, числящихся в семнадцати дружинах. «Кайтселийт» регулярно принимает участие в общевойсковых и международных учениях, проводит собственные маневры и осуществляет спецподготовку кадров (в прошлом году, например, тренировались подавлять возможные волнения русского населения в регионе его компактного проживания Ида-Вирумаа, на северо-востоке страны). Естественно, ксенофобские высказывания не последнего человека в этой организации вызвали тревогу у местных русских – в интернете появилась петиция с требованием об увольнении Рейтельманна. Авторы обращения, под которым за короткий срок появилось около тысячи подписей, негодовали:

«Государственный служащий Урмас Рейтельманн оскорбил беженцев, назвав их «стекающейся в Европу грязью», а также 300 000 русскоязычных жителей Эстонии, обозвав их «паразитирующими тиблами». Его поступок вызвал общественный резонанс и негодование, но Рейтельманн не понес никакого наказания».

«Особенное недоумение многих налогоплательщиков, которые платят зарплату Урмасу Рейтельманну, вызывает упорство руководства «Кайтселийта», оставившего его на службе. «Кайтселийт» финансируется из государственного бюджета – и следовательно, его эффективность должна являться предметом общественного контроля. Никакая «честь мундира» не может служить оправданием публично декларируемых ксенофобии и расизма. Бездействие в отношении г-на Рейтельманна легализует в обществе язык ненависти и создает неприемлемый образ Эстонии извне», – указывали авторы петиции.

Однако руководство ополчения, когда его стали очень уж допекать по поводу оскандалившегося сотрудника, попросту перевело Рейтельманна в другой отдел – так что он отделался, можно сказать, лёгким испугом. Правозащитница, член правления НКО «Русская школа Эстонии» Алиса Блинцова так прокомментировала эту историю: «И волки сыты и овцы целы. Однако эта история до сих пор будоражит умы некоторых молодых (и не очень) людей, веривших в то, что они не «ватники», не «тиблы», а современные, интегрированные в Эстонии успешные русские. Чем-то схоже с событиями весны 2007 года (имеется в виду печально знаменитая «бронзовая ночь»), когда большинство русских, считающих своей родиной Эстонию, в один день узнали, что они враги государства».

К слову, удивляться подобным настроениям среди ополченцев не приходится: нынешний наличный состав ««Кайтселийта» воспитывается на примерах «доблести» своих предшественников, сражавшихся против «русских оккупантов». Ведь это учреждение, созданное ещё в 1917 году, имеет довольно долгую историю. Она включает в себя грабежи и расстрелы в 1919-м во временно захваченном эстонцами Пскове, и участие в карательных операциях гитлеровцев на территории как собственно Эстонии, так и сопредельных областей СССР. Сегодня ветераны «Кайтселийта» проводят различные «военно-патриотические мероприятия», устраивают «воспитательные беседы» с молодым поколением ополченцев, рассказывая им байки «о былых героических днях». Этим старикам не приходится жаловаться на жизнь в современной Эстонии, где их чествуют, как «борцов за независимость», воспевают в книгах, открывают в их честь музеи. Всё, разумеется, подается очень приглаженно, а об облавах и массовых казнях евреев, коммунистов и советских военнопленных стараются не упоминать.

Помимо учреждений, в которых националистические, реваншистские настроения пестуются под государственной крышей, существуют в Эстонии и объединения экстремистов неофициального толка. Так, совсем недавно о своем существовании объявила организация Parem Sektor («Правый сектор»). Ее члены опубликовали призыв «вычислять» представителей русской «пятой колонны», которые пытаются, дескать, «вкрасться в доверие» за счет острой темы предстоящего завоза беженцев. Алиса Блинцова комментирует: «Теперь и в Эстонии есть свой «Правый сектор», который затеял охоту на «тибл». Переведу вкратце: «На этой страничке мы будем публиковать информацию о тиблах. Проблема, во многом, заключается в том, что кремлевские соловьи под эстонским флагом втиснули себя в ряды противников беженцев. Посмотрите на списки друзей этих личностей и очистите себя от этих тиблов, которые, не моргнув глазом ударят вас ножом в спину. Это предатели Эстонской Республики, поклонники Кремля, тиблы».

Претворяя слова в дело, эстонские «правосеки» принялись публиковать имена представителей «пятой колонны». Среди «прислужников Москвы», числятся, по их мнению, и люди в Эстонии достаточно известные: например, реставратор Михаил Зелинский и фотограф Петро Чигура. Более того, в принадлежности к «подрывному элементу» изобличены и «титульные» эстонцы, такие как редактор портала «Эстляндские губернские ведомости» Аллан Хантсом, художник Неэме Лалль, предприниматель Пеэп Отсмаа. Список непрерывно пополняется…

Между прочим, сам Хантсом вполне разделяет мнение Блинцовой о том, что неонацисты своей деятельностью дискредитируют пропагандистские заявления правительства о том, что любой «тибла», дескать, может пройти процесс интеграции и превратиться в «респектабельного эстонца».

Ведь в число «пятиколонников» оказались включены как раз те русскоязычные эстонцы, которые, с точки зрения официального Таллина, должны считаться идеальным образцом: полностью интегрированные в местное общество, любящие свою страну, читающие и говорящие на эстонском языке не хуже, чем на родном.

«Как же так? Старались-старались, учили язык, внедряли, интегрировали, а что в итоге: «кремлёвские соловьи» и нож в спину?» – вопрошает Аллан Хантсом. Существование же потенциальных «проскрипционных списков» он объясняет стремлением неонацистов сохранить стену ненависти, воздвигнутую правящими партиями страны между эстонцами и русскими, проживающими, волей судеб, на одной земле.

А вот редактор таллинского издания «Столица» Александр Чаплыгин и вовсе бьёт тревогу: «Оцените: «Правый сектор» теперь и в Эстонии. Собирается, стало быть, противостоять атакам тиблов. А заодно собирает информацию о действующих в нашей стране тиблах, которые, значит, намерены вонзить нож в спину истинных патриотов. Интересно, зачем: на случай, если придется устраивать погромы? А еще у нас теперь есть «Воины Одина», которые, правда, пока ограничивают свой интерес новыми мигрантами нехристианского вероисповедания. Не знаю, как вам, а мне от всего этого становится как-то дискомфортно».

Об упомянутых Чаплыгиным «Воинах Одина» следует поведать особо. Так называет себя неонацистская группировка из Финляндии, которая с началом 2016 года резко активизировалась и в Эстонии, стремительно пополняя ряды за счет местных националистов. Глава этой группировки Даниель Пуудер заявлял, что его люди намерены организовать в Эстонии патрулирование районов и улиц, где будут заселяться прибывающие в страну беженцы и следить, чтобы те вели себя «подобающим образом». «Главная угроза безопасности действительно исходит от мусульман – просителей убежища. В то же время мы, конечно же, не оставим без внимания и других нарушителей, вне зависимости от национальности, расы или религии», – предупредил Пуудер. К настоящему моменту к эстонскому отделению «Воинов Одина» присоединилось уже свыше пяти тысяч человек. Если судить по разговорам радикалов в их группе в «Фейсбуке», их призывают «вести себя разумно» и не разглагольствовать о том, как они кого-то где-то побили. Для вступления в группировку необходимо соответствовать ряду условий: нужно иметь восемнадцать лет возраста, «нельзя быть просто пустозвоном и «диванным воином», и конечно же, запрещено быть мусульманином». Кроме всего прочего, есть и такое условие: «Ты не должен иметь судимость, которая связана с насилием в отношении семьи или женщин и детей!».

Между тем, как отмечает местная пресса, как раз-таки ряд «Воинов Одина» имеют судимости – и особенно длинный список их у Даниеля Пуудера. Например, в свое время ему было назначен тюремный срок в четыре года за приобретение и хранение различных наркотических веществ.

Во время пребывания в местах заключения он несколько раз бывал уличен в том, что жестоко избивал сокамерника. Правда, Пуудер заявил, что «извлёк выводы и сделает всё, что в его силах, дабы такое больше не повторилось» – но этому не очень-то верят…

Известный эстонский правозащитник Андрей Заренков считает появление праворадикальных организаций, готовых «наводить порядок» в стране своими силами, пугающим признаком.

Рост популярности крайне правых он объясняет просто: «Лично я думаю, что для всё большего количества эстонцев становится очевидным неприемлемость для местных народов многих европейских ценностей, что способствует разочарованию и духовному кризису во всей Прибалтике по отношению к ЕС. Люди опасаются за свою безопасность и за способность силовых структур контролировать ситуацию в стране из-за верховенства европейских законов над законами эстонского государства». При этом Заренков совершенно не исключает возможности, что, помимо беженцев, неонацисты могут обрушить террор и на местных русских – по его мнению, обещание Пуудера карать «нарушителей» вне зависимости от их национальности и религии выглядит очень «настораживающим».

Что еще пугает: наблюдается взаимопроникновение «Кайтселийта» и «Воинов Одина». Так, 14 февраля в одном из баров Старого города в Таллине прошел сбор последних, объявленный «учредительным собранием». Если верить изданию Eesti Päevaleht («Эстонская дневная газета»), среди участников мероприятия были замечены и «кайтселийтчики» и даже военнослужащие Сил обороны государства! Один из учредителей эстонского отделения «Воинов Одина», Валдо Кенд торжествующе сообщил, что они уже официально зарегистрировались в качестве НКО. Никаких проблем с регистрацией, судя по всему, у экстремистов не возникло.

Сильнейший выплеск русофобских настроений наблюдается в Эстонии ежегодно каждую последнюю субботу июля. В поселке Синимяэ на так называемой Гренадерской горке проходит традиционный слёт экс-участников 20-й дивизии «Ваффен-СС». Место выбрано не случайно: в 1944-м в Синимяэ и близ Нарвы гремели жестокие бои. Здесь войска нацистов, в составе которых числилась и 20-я эстонская дивизия СС, пытались остановить наступление советских войск. В итоге потери сторон на этом участке составили почти 180 тысяч человек (из них 37 тысяч погибших). Всего на стороне Гитлера сражались около 80 тысяч эстонцев, ещё 3 тысячи представителей этой национальности участвовали в боях против советских войск в рядах финской армии. Все последние годы те из них, кто дожил до наших дней, проводили, при поддержке своих молодых последователей, «мероприятия памяти» в Синимяэ. Тамошние ежегодные слёты всегда становились площадкой для произнесения самых ожесточенных, наиболее непримиримых высказываний в адрес России, ее граждан, а также русскоязычных жителей самой Эстонии. Попытки представить эти мероприятия безобидными «встречами глубоких стариков, поминающих павших товарищей», беспочвенны. Представитель антифашистской организации «Ночной дозор» Сергей Чаулин отмечает:

«Участников войны здесь очень мало – наверное, несколько десятков человек, но очень много молодых людей, и это нас беспокоит. Ведь им с юных лет внушают, что бывшие эсэсовцы боролись за свободу Эстонии и что они являются народными героями».

Символично, что печально знаменитый норвежский душегуб Андерс Брейвик в своём манифесте, опубликованном всего за несколько часов до совершения им чудовищной бойни на острове Утойя с большой симпатией отметил наличие в Эстонии – равно как и в Литве и Латвии – идейно близких ему партий. И поэтому неудивителен страх тамошних русских перед тем, что однажды многочисленным местным «брейвикам» могут предоставить полную свободу действий…

Вячеслав САМОЙЛОВ

Вернуться назад