Главная > Политика, История > ПЛАН УНИЧТОЖЕНИЯ НАС {T_LINK}

ПЛАН УНИЧТОЖЕНИЯ НАС


6-04-2010, 01:11. Разместил: Редакция
ПЛАН УНИЧТОЖЕНИЯ НАС

"Когда все умрут, только тогда закончится Большая Игра"
Редьярд Киплинг.


7 апреля исполняется 117 лет со дня рождения Аллена Даллеса, человека, которому приписывается создание знаменитого Плана, очерчивающего контуры целей и задач США в войне против России. Как известно, данный План является Директивой 20/1 СНБ США от 18 августа 1948 г. «РМУ» публикует серию материалов, напрямую связанных с реализацией пресловутого плана.
Сегодня много говорят о том, что данный План является подделкой, «совковой» пропагандой, политическим симулякром. Едва ли в наших силах сейчас доказать или опровергнуть его подлинность. Важно другое: само его существование, дискуссия вокруг него уже дают право называть его пропагандистским инструментом в непрекращающейся войне. Обычная война, холодная, информационная – все они подразумевают наличие некоего арсенала, с помощью которого можно рассчитывать на Победу. В этом смысле План Даллеса является одной из важнейших частей американской геополитической мысли. Если его составил не Даллес, а, к примеру, кто-нибудь в погонах в темном кабинете на Лубянке, то честь нам и хвала: мы сумели до мелочей описать схему будущей войны и набор применяемых против нас технологий.
Теперь собственно о Плане.
Цели и задачи ясны и понятны и обижаться тут нечего. Это враг и за то, что он открыто заявляет о своих намерениях его можно только уважать. Звездно-полосатое «иду на вы». Однако задача войны сводится не к прямому захвату территорий и экономическому подавлению, а к контролю над территорией с помощью создания целой сети институций, управляемых местными кадрами. «Мы должны неизменно помнить: репрессии руками иностранцев неизбежно создают местных мучеников...». На сухой теории он не останавливается и указывает вполне конкретный путь реализации задуманного на захваченной территории: «…нам окажется достаточным раздать оружие и оказать военную поддержку любой некоммунистической власти, контролирующей данный район, и разрешить расправиться с коммунистическими бандами до конца традиционными методами русской гражданской войны».
Автор сего документа безусловно очень тонко чувствовал происходящее и поэтому давал рекомендации, адекватные поставленным целям. Он отдавал себе отчет в том, что меняется сам характер войны и на смену глобальным конфликтам приходят локальные стычки инсургентов с властью, грамотное модерирование которых и приведет к окончательному разгрому Русского Медведя. «Наше дело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события...». И далее: «Не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии».
Состояние непрекращающихся междоусобиц, политической неврастении даст возможность «сделать и держать Советский Союз слабым в политическом, военном и психологическом отношении».
А вот как в Плане предусматривается гипотетическая возможность сохранения Советского Союза. «Если взять худший случай, то есть сохранение Советской власти над всей или почти всей территорией, то мы должны потребовать:
а) выполнения чисто военных условий (сдача вооружения, эвакуация ключевых районов и т.д.), с тем чтобы надолго обеспечить военную беспомощность;
б) выполнение условий с целью обеспечить значительную экономическую зависимость от внешнего мира».

И все же этот вариант, как абсолютно не устраивающий составителей Плана, всерьез не рассматривался, а присутствовал в нем скорее «для галочки». Конечная цель – создание сети некоммунистических режимов, поддержка новых национальных элит, натравливание бывших частей Империи на то, что от нее останется, и что все еще будет представлять серьезную угрозу новому мировому порядку (этот термин уже порядком поистерся, но здесь он подходит как нельзя лучше). «Мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:
а) не имел большой военной мощи;
б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;
в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами;
г) не установил ничего похожего на железный занавес».


Кто-то может возмущаться бесчеловечными формулировками и откровенной бессовестностью автора указанного документа. «Мы обоснованно не должны испытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциями терпимости и международного сотрудничества». Возмущение, как и другие эмоции, на войне излишни. Нужно просто трезво оценивать ситуацию: это враг, его задача нас уничтожить любой ценой, иначе мы уничтожим его.
В целом, и сам План и его составитель не могут не вызывать уважения, поскольку они безупречно предвосхищают процессы, происходящие через 60 лет после его появления. Авторство Плана приписывают Аллену Даллесу. Может быть, это и не так, но даже в этом споре видится насмешливая ухмылка самого автора: за спорами об авторстве читатели часто уходят от самой сути документа и теряют ощущение той смертельной опасности, которую он представляет для описываемых в нем объектов. То есть, для нас с вами.

Антон Карамазов специально для "Русского Мира. Украина"


ПРИЛОЖЕНИЕ 1. Директива 20/1 СНБ США от 18 августа 1948 г.

Правительство вынуждено в интересах развернувшейся ныне политической войны наметить более определенные и воинственные цели в отношении России уже теперь, в мирное время, чем было необходимо в отношении Германии и Японии еще до начала военных действий с ними...
При государственном планировании ныне, до возникновения войны, следует определить наши цели, достижимые как во время мира, так и во время войны, сократив до минимума разрыв между ними.
Наши основные цели в отношении России, в сущности, сводятся всего к двум:
а) Свести до минимума мощь и влияние Москвы;
б) Провести коренные изменения в теории и практике внешней политики, которых придерживается правительство, стоящее у власти в России.
Наши усилия, чтобы Москва приняла НАШИ КОНЦЕПЦИИ, равносильны заявлению: наша цель - свержение Советской власти. Отправляясь от этой точки зрения, можно сказать, что эти цели недостижимы без войны, и следовательно, мы тем самым признаем: наша конечная цель в отношении Советского Союза - война и свержение силой Советской власти.
Было бы ошибочно придерживаться такой линии рассуждений
Во-первых мы не связаны определенным сроком для строгого чередования периодов войны и мира, что побуждало бы нас заявить: мы должны достичь наших целей в мирное время к такой-то дате или прибегнем к другим средствам....
Во-вторых, мы обоснованно не должны испытывать решительно никакого чувства вины, добиваясь уничтожения концепций, несовместимых с международным миром и стабильностью, и замены их концепциями терпимости и международного сотрудничества. Не наше дело раздумывать над внутренними последствиями, к каким может привести принятие такого рода концепций в другой стране, равным образом мы не должны думать, что несем хоть какую-нибудь ответственность за эти события...
Если советские лидеры сочтут, что растущее значение более просвещенных концепций международных отношений несовместимо с сохранением их власти в России, то это их, а не наше дело. Наше дело работать и добиться того, чтобы там свершились внутренние события...
Как правительство мы не несем ответственности и за внутренние условия в России...
Нашей целью во время мира не является свержение Советского правительства. Разумеется, мы стремимся к созданию таких обстоятельств и обстановки, с которыми нынешние советские лидеры не смогут смириться и которые им не придутся по вкусу. Возможно, что, оказавшись в такой обстановке, они не смогут сохранить свою власть в России. Однако следует со всей силой подчеркнуть что их, а не наше дело...
Если действительно возникнет обстановка, к созданию которой мы направляем наши усилия в мирное время, и она окажется невыносимой для сохранения внутренней системы правления в СССР, что заставит Советское правительство исчезнуть со сцены, мы не должны сожалеть по поводу случившегося, однако мы не возьмем на себя ответственность за то, что добивались или: осуществили это.
Речь идет прежде всего о том, чтобы сделать и держать Советский Союз слабым в политическом военном и психологическом отношении по сравнению с внешними силами, находящимися вне пределов его контроля. Мы должны прежде всего исходить из того, что для нас не будет выгодным или практически осуществимым полностью оккупировать всю территорию Советского Союза, установив на ней нашу военную администрацию. Это невозможно как ввиду обширности территории, так и численности населения...
Иными словами, не следует надеяться достичь полного осуществления нашей воли на русской территории, как мы пытались сделать это в Германии и Японии. Мы должны понять, что конечное урегулирование должно быть политическим.
Если взять худший случай, то есть сохранение Советской власти над всей или почти всей территорией, то мы должны потребовать:
а) выполнения чисто военных условий (сдача вооружения, эвакуация ключевых районов и т.д.), с тем чтобы надолго обеспечить военную беспомощность;
б) выполнение условий с целью обеспечить значительную экономическую зависимость от внешнего мира.
Все условия должны быть жесткими и явно унизительными для этого коммунистического режима.
Они могут примерно напоминать Брест-Литовский мир 1918 г, который заслуживает самого внимательного изучения в этой связи. Мы должны принять в качестве безусловной предпосылки, что не заключим мирного договора и не возобновим обычных дипломатических отношений с любым режимом в России, в котором будет доминировать кто-нибудь из нынешних советских лидеров или лица, разделяющие их образ мышления.
Мы слишком натерпелись в минувшие 15 лет, действуя как будто нормальные отношения с таким режимом были возможны...
Так какие цели мы должны искать в отношении любой некоммунистической власти, которая может возникнуть на части или всей русской территории в результате событий войны? Следует со всей силой подчеркнуть, что независимо от идеологической основы любого такого некоммунистического режима и независимо от того, в какой мере он будет готов на словах воздавать хвалу демократии и либерализму, мы должны добиться осуществления наших целей, вытекающих из уже упомянутых требований. Другими словами, мы должны создавать автоматические гарантии, обеспечивающие, чтобы даже некоммунистический и номинально дружественный к нам режим:
а) не имел большой военной мощи;
б) в экономическом отношении сильно зависел от внешнего мира;
в) не имел серьезной власти над главными национальными меньшинствами;
г) не установил ничего похожего на железный занавес.
В случае, если такой режим будет выражать враждебность к коммунистам и дружбу к нам, мы должны позаботиться, чтобы эти условия были навязаны не оскорбительным или унизительным образом. Но мы обязаны не мытьем, так катаньем навязать их для защиты наших интересов...
Мы должны ожидать, что различные группы предпримут энергичные усилия, с тем чтобы побудить нас пойти на такие меры во внутренних делах России, которые свяжут нас и явятся поводом для политических групп в России продолжать выпрашивать нашу помощь. Следовательно, нам нужно принять решительные меры, дабы избежать ответственности за решение, кто именно будет править Россией после распада советского режима.
Наилучший выход для нас, разрешить всем эмигрантским элементам вернуться в Россию максимально быстро и позаботиться о том, в какой мере это зависит от нас, чтобы они получили примерно равные возможности в заявках на власть...
Вероятно, между различными группами вспыхнет вооруженная борьба. Даже в этом случае мы не должны вмешиваться, если только эта борьба не затронет наши военные интересы.
Как быть с силой Коммунистической партии Советского Союза - это в высшей степени сложный вопрос, на который нет простого ответа. На любой территории, освобожденной от правления Советов, перед нами встанет проблема человеческих остатков советского аппарата власти. В случае упорядоченного отхода советских войск с нынешней советской территории местный аппарат Коммунистической партии, вероятно, уйдет в подполье; как, случилось в областях, занятых немцами в недавнюю войну. Затем он вновь заявит о себе в форме партизанских банд.
В этом отношении проблема, как справиться с ним, относительно проста: нам окажется достаточным раздать оружие и оказать военную поддержку любой некоммунистической власти, контролирующей данный район, и разрешить расправиться с коммунистическими бандами до конца традиционными методами русской гражданской войны. Куда более трудную проблему создадут рядовые члены Коммунистической партии или работники (советского аппарата), которых обнаружат или арестуют или которые отдадутся на милость наших войск или любой русской власти. И в этом случае мы не должны брать на себя ответственность за расправу с этими людьми или отдавать прямые приказы местным властям, как поступить с ними. Это дело любой русской власти, которая придет на смену коммунистическому режиму. Мы можем быть уверены, что такая власть сможет много лучше судить об опасности бывших коммунистов для безопасности нового режима и расправиться с ними так, чтобы они в будущем не наносили вреда...
Мы должны неизменно помнить: репрессии руками иностранцев неизбежно создают местных мучеников...
Итак, мы не должны ставить своей целью проведение нашими войсками на территории, освобожденной от коммунизма, широкой программы декоммунизации и в целом должны оставить это на долю любых местных властей, которые придут на смену Советской власти.



ПРИЛОЖЕНИЕ 2.

«Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, — все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей. Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв там хаос, мы неизменно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания.
Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением и исследованием тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс.
Литература, театры, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и прославлять так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства, — словом всякой безнравственности.
В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности.
Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражда народов, прежде всего вражда и ненависть к русскому народу — все это расцветет махровым цветом.
И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества.
Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы духовной нравственности.
Мы будем браться за людей с детских, с юношеских лет, главную ставку будем делать на молодежь. Станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов. Аллен Даллес, 1945 г.»

Вернуться назад