Главная > Политика > "РУССКИЙ ВОПРОС" СКВОЗЬ ПРИЗМУ ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ {T_LINK}

"РУССКИЙ ВОПРОС" СКВОЗЬ ПРИЗМУ ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯ


14-10-2009, 15:34. Разместил: Админ
"РУССКИЙ ВОПРОС" СКВОЗЬ ПРИЗМУ ПЕРЕПИСИ НАСЕЛЕНИЯХочу поделиться некоторыми своими наблюдениями участника переписи населения на жилом массиве Троещина в Киеве. Согласно статистике, здесь проживает около 300 тысяч человек. Город в городе. Поэтому на моем примере легко предположить, как проходила перепись в других районах столицы. Не будет открытием, если замечу, что для получения объективных данных немаловажную роль играет личность переписчика. При непредвзятом отношении к своим согражданам, объектам опроса, переписчик получал честные ответы. Так, на моем участке 15 процентов опрошенных на вопрос о национальной принадлежности ответили, что они русские.
А вот русский язык признали родным более 50 процентов респондентов.
В то же время у моих "національно-свідомих" коллег-переписчиков данные были совсем иными. Русских в сдаваемых ими анкетах оказалось менее 5 процентов, почти все опрошенные, в том числе и русские назвали родным языком украинский.
В другое время на это обстоятельство можно было бы и не обратить внимания. Но сегодня, когда у нас этническую проблему превратили в политическую, молчать о подобных подтасовках нельзя. Ибо от того, какой процент русских окажется в общей массе населения Украины, зависит не только судьба русского языка в нашей "державе", не только судьба наших детей и внуков, которых лишили возможности получать образование на родном языке, грамотно писать и читать по-русски, но и судьба великой русской культуры, которая отнюдь не "экспортирована" в Киевскую Русь извне, а в продолжении многих веков развивалась здесь, а позже подпитывала собой украинскую культуру, как бы это кому-то нынче не было поперек горла.
И все же приходится признать, что 10 лет зомбирования, притеснения и запугивания русских, выдавливания их из структур власти в «незалежной» Украине для многих из нас не прошли даром. И это, увы, подтвердила перепись.
Называя себя русскими, многие опрашиваемые как бы стеснялись или боялись чего-то. Такое впечатление, будто за последний 10 лет в них сформировался комплекс неполноценности. Как врач скажу, что это очень тревожный симптом. Ибо с подавленным, растерянным, неуверенным в собственных силах человеком можно делать что угодно. Видимо, этого и ждут — не дождутся поборники "украинской идеи". Видать, им пришелся по душе постыдный «опыт» литовских "побратимов", превративших русское население в людей второго сорта. Впрочем, ничуть не лучше обстоят дела и в Латвии, и в Эстонии. Почему же мы, русские, молчим, не ропщем?
— А что мы можем? — вопросом на вопрос отвечают мне. Ведь даже в самой России русские влачат жалкое существование, отодвинуты в тень, не могут пробиться на телевидение со своими проблемами. При этом даже не пытаются отстаивать свои права!
Выходит, и нам нечего пытаться? Не могу забыть 60-летнего мужчину, человека с двумя высшими образованьями, уроженца Вятской губернии, приехавшего когда-то на Украину по распределению и отдавшего ей почти 40 лет трудовой жизни.
Красивое, умное лицо русского интеллигента выдавало внутреннее смятение, когда на вопрос о национальности он дрогнувшим голосом ответил, что с некоторых пор он украинец.
— Как же так? — удивился я. — Национальность жены, что ли, приняли?
— А так. Украина провозгласила независимость, и я как законопослушный гражданин обязан подчиниться. Родственники в России отрезаны границами, поехать к ним в гости не за что. Здесь же у меня взрослые дети. Не хочу, чтобы у них возникали трудности при продвижении по службе.
Он говорил на ломаном украинском, и мне от души было его жаль.
— Говорите на родном, — поощрил я его. Он смутился, а потом принялся
оправдываться:
— Откуда мне знать, как настроен переписчик?
Такая вот конъюнктура! Чтобы не попасть под "обстрел", человек отрекся от самого себя, от своей русскости, от родных.
Случилось, однако, и обратное. Когда я поделился своими впечатле¬ниями об организации переписи со своими друзьями, которых опрашивали в Старокиевском — центральном районе столицы (Сегодня этого района нет на карте города: во время проводимой в Киеве административной реформы его "растворили" в трех районах — Ред.), хозяйка дома потрясла меня своим рассказом.
Кем только не назовешься, только бы тебе не капали на мозги!
Я, к примеру, в знак протеста против насаждаемой русофобии назвалась ... полькой. Хотя вообще-то я украинка. Но училась на территории военного городка, воспитывалась на русской культуре, окончила русское отделение филфака Киевского университета. Да и муж у меня русский. Разумеется, украинским я владею свободно, и родными назвала оба языка, но предпочтение все же отдала русскому. В ответ переписчица, кстати, дворник по профессии, призналась: "А в нашем районе все так отвечают". И внесла в графу ... украинский язык. "Вам ведь все равно", — констатировала она. И тут я возмутилась. Предать русский язык значило предать великую русскую литературу. Предать Пушкина, Толстого, Тургенева, Достоевского, Шолохова. Ахматову?! Нет уж, извините. И я потребовала от переписчицы вписать в анкету и русский язык. Правда, теперь он стоял в графе вторым, и вздумай кто-то переписать мою анкету заново, его ничего не стоило отбросить. Вот тогда я и вспомнила, что моя бабушка по материнской линии была полькой и в графе "этническая принадлежность" указала эту национальность.
— Не проще ли было назваться русской или украинкой? — спросил я.
— Видите ли, — ответила собеседница, "я родилась в сельской глубинке, место рождения в анкету уже было внесено, поэтому в мое русское происхождение при переписывании анкеты вряд ли бы поверили. А вот при девичьей фамилии, оканчивающейся на "-ская", "польку" проглотят. Тем более, коль уж нашей «национальной элите» сегодня милее полячки, чем русские, то, как говорится, «Нате вам!». Зато никто не будет сомневаться, что у меня родной язык русский. Ибо этот язык был в Советском Союзе и остается по сей день на просторах СНГ языком межнационального общения, как бы того кому не хотелось. В самом деле, не на польском же договариваться между собой Кучме и Шеварнадазе.
А украинкой не назвалась только потому, что мне стыдно за украинскую нтеллигенцию, яростно выступающую против русского языка и русской культуры. Вот уже и образовательную вертикаль (детсад-школа-вуз) сломали.
Вы бы видели, как безграмотно пишут сегодня школьники! Ничего удивительного: дома и на переменках они общаются на разговорном русском, но знания литературного русского языка они лишены. Это делается сознательно, чтобы убить русский язык на Украине. Я не могу на это спокойно смотреть! Киев всегда был русскоязычным городом (за исключением того времени, когда находился под Польшей). Зачем же насильственно его украинизировать? Пусть каж¬дый говорит на том языке, который ему ближе. Именно в знак протеста против того, что переписчица не записала моим родным языком русский, я и назвалась полькой. Если мой муж, родившийся в Харькове, и мой сын, родившийся в Киеве, но взявший вместе с фамилией отца и его национальность, для нашей "державы" - "меньшина", то пусть "меньшиной" буду и я. Если, паче чаяния, на Украине настанут черные времена и русских начнут загонять в гетто (видимо, это хрустальная мечта наших "свідомих»), то я, по крайней мере, буду за проволокой вместе со своими близкими.
Услышанная история, повторяю, меня поразила. Да знают ли наши политики, что творят? В какой тупик загоняют людей только потому, что они любят русский язык? Поистине шекспировские страсти кипели вокруг, казалось бы, элементарного ответа на вопрос об «этнической принадлежности»
...К концу переписи вдруг выяснилось, что до 20 процентов населения общегосударственным мероприятием не охвачено. Срочно было дано распоряжение переписать не попавших в реестр по домовым книгам ЖЭКов. Надо ли говорить, как проходила эта процедура на жэковском уровне? Одних жильцов "считали" заочно, по телефону. Имена других (естественно, и национальности, и язык) сначала вносили в гроссбуховские журналы, мотивируя это тем, что, мол, "нет анкет". Так, рассказывали мне друзья, было на Русановке. Трудно сказать, соответствовали ли потом записи в хозяйственных книгах записям в анкетах. Ведь переписывали «начисто» кто как хотел. Впрочем, насчет национальности и языка сомневаться не приходится. Все, "неохваченные" во¬время, уверен, оказались "чистокровными арийцами".
Плохо, что переписные бланки не имели номеров, а там, где бланков не было, вопросы задавались так, как того хотелось переписчику и его начальнику. Проконтролировать же эти записи нет никакой возможности: подпись респондента в анкете не предусматривалась. А значит, анкету можно было и подменить. Нам в общем-то, к этому не привыкать. Вспомним многочисленные подтасовки на выборах, на референдуме, во время так называемых «социологических опросов».
Поглядят на "результаты" такой переписи хлопцы из Минпроса, общества "Просвіта", Руха, блока "Наша Україна" и, вполне вероятно, скажут:
"Клятих москалів залишилось зовсім мало. Майже у всіх рідна мова — українська. То навіщо нам впроваджувати ще одну державну мову — російську? Навіщо нам російські школи, книги, теле- і радіопередачі? Україна – для українців!"
Русские люди, не будьте Иванами, не помнящими родства. Не позволяйте никому вбивать кол между нами и украинцами — нашими кровными братьями. Но и не стыдитесь назвать себя русскими! Наряду с другими народами мы внесли огромный вклад в экономику и культуру Украины, отстояли ее независимость во время Великой Отечественной войны. Поэтому шире плечи, выше головы, тверже шаг! Не позволяйте себя оскорблять и унижать. Вспомните о своих славных великих предшественниках. Если перечислять их имена, не хватит листа. Начну с военных: Суворов, Кутузов, Ушаков, Нахимов, Жуков, Карбышев, Ватутин, Гагарин...
Ученые, писатели, артисты, музыканты. Желающие могут продолжить.
На этом можно было бы поставить точку. Но еще одна деталь. Во время переписи обратил внимание на то, что организаторы старанием выявляли людей надолго уехавшие за пределы Украины, которые явно не вернутся ко дню проведения выборов. Интересно, в пользу чьего блока, какой партии пойдут их голоса? Впрочем, это уже тема для другого разговора.

Александр Николаевич БУРАКОВ, врач, коренной киевлянин, активист партии «РУСЬ»

Вернуться назад