Всеукраинская газета
"Русский Мир. Украина".
Электронная версия. В Сети с 2009 г.
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
  •      
       
    пїЅ   Русский мир. Украина » Политика » БУДУТ БИТЬ ИЛИ НЕ БУДУТ?  
     
    БУДУТ БИТЬ ИЛИ НЕ БУДУТ?
    Раздел: Политика, Проблемы языка
     
    БУДУТ БИТЬ ИЛИ НЕ БУДУТ? Представитель оппозиции во время акции протеста возле Верховной Рады против законопроекта «Об основах государственной языковой политики».

    Киев, 5 июня 2012 г. Надпись на плакате: «Нації вмирають не від інфаркту. Спочатку їм відбирає мову» (Л. Костенко)



    5 июня Верховная Рада приняла за основу законопроект «Об основах государственной языковой политики». «За» проголосовали 234 депутата. Позднее 3 нардепа подали заявления об отзыве своих голосов, но даже если заявления будут удовлетворены, факт остается фактом: документ прошел первое чтение.

    От закона до закона: русский язык низводится до статуса языка нацменьшинств

    Нынешний проект закона «Об основах государственной языковой политики» Колесниченко — Кивалова является переработкой ранее предлагавшегося законопроекта «О языках в Украине» авторства Ефремова — Симоненко — Гриневецкого (который, как известно, даже не выносился на рассмотрение ВР). И переработкой в худшую для русского языка и его носителей сторону — понижающей правовой статус русского языка, сужающей сферу его применения.

    Уместно взглянуть на те трансформации, которые произошли с языковым законопроектом за истекшие два года.

    Так, существенно изменены определения терминов. В законопроекте Ефремова — Симоненко — Гриневецкого предлагалось считать, что:

    «мовна група — група осіб, що проживає в Україні, яка переважно вживає одну й ту ж мову»;

    «мовна меншина — група осіб, що проживає в Україні, яка переважно вживає одну й ту ж мову, що відрізняється від державної мови, та яка за своєю чисельністю менша, ніж решта населення держави»;

    «регіональна мовна група — група осіб, що проживає у певному регіоні (населеному пункті), яка переважно вживає одну й ту ж мову».

    А вот как обозначены те же термины в законопроекте Колесниченко — Кивалова:

    «мовна група — група осіб, що проживає в Україні, яка має спільну рідну мову»;

    «мовна меншина — група осіб, що проживає в Україні, яка має спільну рідну мову, що відрізняється від державної мови, та яка за своєю чисельністю менша, ніж решта населення держави»;

    «регіональна мовна група — група осіб, що проживає у певному регіоні (населеному пункті), яка має спільну рідну мову».

    В свете указанных изменений в терминологии появилась потребность в уточнении, что «рідна мова — це перша мова, якою особа оволоділа в ранньому дитинстві», а «мови національних меншин — це мова меншини, що об'єднана спільним етнічним походженням».

    Т.е. если авторы первого законопроекта исходили из необходимости предоставления языковых прав и гарантий в зависимости от употребления языка, то ныне предлагается отталкиваться от того, является ли язык родным. Что, совершенно очевидно, не одно и то же.

    В варианте Ефремова — Симоненко — Гриневецкого русский язык сохранял функцию языка межнационального общения. Армяне, азербайджанцы, татары, немцы... — для подавляющего большинства из них русский язык является языком наибольшего употребления (при том что родным, естественно, является армянский, азербайджанский, татарский, немецкий...). В варианте, когда языковая группа (региональная языковая группа) определялась как группа лиц, проживающих на Украине, «яка переважно вживає одну й ту ж мову», данные граждане попадали в сферу действия закона.

    Что не предполагается нынешней версией языкового законопроекта, когда гражданина ставят перед необходимостью выбрать один-единственный язык — тот, который он считает родным.

    В варианте (Ефремова — Симоненко — Гриневецкого), когда «мовна група — група осіб, що проживає в Україні, яка переважно вживає одну й ту ж мову», в языковую группу могли входить, и русские, и украинцы, и представители других национальностей. В нынешнем же проекте закона, когда «мовна група — група осіб, що проживає в Україні, яка має спільну рідну мову», русскоязычная языковая группа — это только русские. Т.е. ныне предлагаемой версией языкового законопроекта русский низводится до статуса языка нацменьшинства, а сфера его применения ограничивается практически только рамками этнических русских (для которых русский язык — родной).

    Если в ранее предлагавшемся варианте языкового закона при проведении Всеукраинской переписи населения предполагалось «запитання про мову, яку людина переважно вживає», и русский язык назвали бы преимущественно употребляемым не только русские по национальности. То в нынешнем варианте закона при проведении переписи предполагается задавать «запитання про мову, яке б ідентифікувало рідну мову особи, що належності до тієї, чи іншої мовної групи», и это сужает категорию тех, чьи права на свободное пользование русским языком предполагается защитить законом.

    Выстраивание государственной языковой политики на основе «родного языка» исключает исторически сложившееся на Украине двуязычие. Если в варианте языкового законопроекта Ефремова—Симоненко—Гриневецкого под определение «група осіб, що проживає в Україні, яка переважно вживає одну й ту ж мову» подпадал человек, использующий как украинский, так и русский языки, то теперь придется выбирать какой-либо один. Даже имевшаяся в прежнем законе оговорка — «переважно (т.е. преимущественно, по большей части. — С.Л.) вживає одну й ту ж мову» — предполагала двуязычие. В ситуации с привязкой к «родному языку» никакое «переважно» в принципе невозможно.

    Неслучайно в законопроекте Ефремова — Симоненко — Гриневецкого присутствовала особая статья (7-я), в которой акцентировалось внимание и на русском языке, и на исторически сложившемся двуязычии Украины — «Російська мова в Україні. Українсько-російська двомовність». Звучала она следующим образом:

    «1. В Україні відповідно до Конституції України гарантується вільний розвиток, використання і захист російської мови з урахуванням того, що російська мова є рідною або такою, якою повсякденно користується більшість громадян України, загальноприйнятою, поряд з українською, мовою міжособового спілкування на всій території України, однією з офіційних і робочих мов Генеральної Асамблеї Організації Об'єднаних Націй, ЮНЕСКО та інших міжнародних організацій. Володіння російською мовою забезпечує громадянам України широкий доступ до здобутків світової науки і культури.

    2. Українсько-російська двомовність, що склалася історично, є важливим надбанням Українського народу, потужним чинником консолідації багатонаціонального українського суспільства».

    В том законопроекте, который сейчас находится на рассмотрении в парламенте, данная статья отсутствует. Как исчезли из многих других статей упоминания о русском языке, подчеркивающие его особый статус на Украине (несмотря на то что особое значение русского языка — объективная реальность; к тому же в Конституции, как известно, кроме государственного украинского, упомянут и русский язык вкупе с гарантиями его защиты, свободного использования и развития).

    Например, ранее в статье «Завдання законодавства про мови в Україні» говорилось: «Законодавство України про мови має своїм завданням регулювання суспільних відносин у сфері всебічного розвитку і вживання української, російської та інших мов, якими користується населення країни...» Теперь та же статья («Завдання державної мовної політики») звучит так: «Державна мовна політика в Україні має своїм завданням регулювання суспільних відносин у сфері всебічного розвитку і вживання української як державної, регіональних мов або мов меншин, та інших мов, якими користується населення країни...»

    Или статья «Цілі і принципи державної мовної політики» (называется одинаково в обоих законопроектах). Положения ее ранее звучали следующим образом: «1. Державна мовна політика України базується на визнанні і всебічному розвитку української мови як державної і гарантуванні вільного розвитку російської мови, інших регіональних мов або мов меншин, а також права мовного самовизначення і мовних уподобань кожної людини. 2. При здійсненні державної мовної політики Україна дотримується таких цілей і принципів: ...3) сприяння використанню російської, інших регіональних мов або мов меншин в... (перечисляются сферы использования языка. — С.Л.)».

    Теперь эта статья специальных указаний на русский язык не содержит: «1. Державна мовна політика України базується на визнанні і всебічному розвитку української мови як державної і гарантуванні вільного розвитку регіональних мов або мов меншин, інших мов, а також права мовного самовизначення і мовних уподобань кожної людини. 2. При здійсненні державної мовної політики Україна дотримується таких цілей і принципів: ...3) сприяння використанню регіональних мов або мов меншин в усній і письмовій формі у сфері освіти, в... (перечисляются сферы использования языка. — С.Л.)».

    В нынешнем варианте закона о языках, в ст. 6 «Державна мова України» появился дополнительный пункт, гласящий: «Жодне положення цього закону не може тлумачитися як таке, що спрямоване на звуження сфери використання державної мови». При желании трактовать эту норму можно довольно широко, и любое расширение сферы функционирования русского языка — в образовании ли, средствах массовой информации, в работе органов государственной власти и местного самоуправления, экономической деятельности и т.д. — можно подогнать под запрещаемое законом «звуження сфери використання державної мови».

    В этом же контексте привлекает внимание и трансформация п.9 в статье «Регіональні мови України або мови меншин України». В законопроекте Ефремова — Симоненко — Гриневецкого норма звучала так: «Жодне з положень цього Закону про заходи щодо розвитку, використання і захисту регіональних мов або мов меншин не повинне тлумачитися як таке, що створює перешкоди для володіння державною мовою».

    Теперь же предлагается узаконить следующее: «Жодне з положень цього Закону про заходи щодо розвитку, використання і захисту регіональних мов або мов меншин не повинне тлумачитися як таке, що створює перешкоди для використання державної мови».

    Разница существенная. «Володіння» государственным языком (как в первом варианте законопроекта) не предполагает обязательности его «використання» (как это звучит во втором, ныне принятом ВР за основу).

    Или, например, статья «Мова роботи, діловодства і документації органів державної влади та органів місцевого самоврядування» законопроекта Ефремова — Симоненко — Гриневецкого среди прочего предполагала: «...6. Найменування органів державної влади і місцевого самоврядування, об'єднань громадян, підприємств, установ та організацій, написи на їх печатках, штампах, штемпелях, офіційних бланках і табличках виконуються державною мовою. У межах території, на якій поширена регіональна мова, що відповідає умовам частини третьої статті 8 цього Закону, за рішенням місцевої ради з урахуванням стану регіональної мови зазначені найменування і написи виконуються двома мовами — державною і регіональною».

    В нынешнем языковом законопроекте это положение изменено: «Найменування органів державної влади і місцевого самоврядування, об'єднань громадян, підприємств, установ та організацій, написи на їх печатках, штампах, штемпелях, офіційних бланках і табличках виконуються державною мовою. У межах території, на якій поширена регіональна мова (мови), що відповідає умовам частини третьої статті 8 цього Закону, за рішенням місцевої ради з урахуванням стану регіональної мови зазначені найменування і написи можуть виконуватися державною і регіональною мовою (мовами)».

    Т.е. в первом случае имели обязательный порядок использования регионального языка. Во втором — необязательный: «можуть виконуватися», а могут и нет, на усмотрение чиновников.

    Таким образом, при доработке законопроекта о языках представители партии власти пошли на значительные уступки националистам (чего, впрочем, последним мало). И не факт, что это окончательные уступки.


    Обратной дороги нет

    БУДУТ БИТЬ ИЛИ НЕ БУДУТ?

    Удастся ли стряхнуть паутину?


    Был ли у партии власти какой-либо иной вариант, кроме как обеспечить любой ценой голосование за проект языкового закона, тем более после известных событий 24 мая (организованных оппозицией столкновений в ВР и срыва первой попытки голосования), и того звучания, которое приобрела ситуация вокруг указанного законопроекта? Должны ли они, образно говоря, «бить в одну точку» и добиваться того, чтобы законопроект был принят? Очевидно, что да. Обратной дороги у Партии регионов не было.

    Во-первых, скоро выборы, а «регионалам» по большому счету не с чем идти к избирателям.

    Предложениями очередных лозунгов и раздачей очередных обещаний электорат особо не увлечешь. Партия власти на то и партия власти, чтобы идти к избирателю не с тем, что будет сделано потом, а с рассказом о дне сегодняшнем, с отчетом о проделанной работе — что уже сделано за период пребывания у государственного руля. А почти за три года пребывания у власти не сделано практически ничего. Особенно что касается защиты прав и интересов своего избирателя в гуманитарной сфере.

    Одно из ключевых обещаний, выполнения которого избиратели давно ожидают от «регионалов», это расширение сферы функционирования русского языка, причем юридически оформленное. В ходе последней президентской кампании давались «твердые гарантии», что языковой закон будет принят весной 2010-го. Затем сроки сдвигали на лето 2010-го. Потом на осень того же года. Далее избирателю рассказывали о том, как «стратегически переигрывали» «оранжевых» во время выборов в местные советы — посредством откладывания в долгий ящик решения языкового вопроса... И т.д. и т.п. На дворе лето 2012-го, а закон, который должен был начать действовать еще весной 2010-го, так и не принят.

    Для партии власти невозможно далее тянуть с вопросом законодательного обеспечения прав русскоязычного населения. Избиратель устал ждать. Избирателю надоело слушать бесконечные отговорки об обстоятельствах непреодолимой силы, которые не позволяют Партии регионов реализовать обещанное. Поэтому хоть что-то в плане обеспечения языковых прав и возможностей своего избирателя «регионалы» предъявить должны (другой вопрос — что именно).

    Во-вторых, законопроект «Об основах государственной языковой политики» стал одной из тех площадок (на сегодняшний день едва не самой главной), на которых власть и оппозиция меряются политической силой.

    Накануне и в ходе рассмотрения указанного законопроекта оппозиция выступала с заявлениями в стиле «не позволим!» «Батькивщина», «Фронт перемен», оппозиционеры помельче организовывают акции, направленные на то, «чтобы не допустить принятия языкового закона».

    Юлия Тимошенко шлет послание из ЦКБ «Укрзалізниці»: «Я хочу со всей ответственностью сказать: это не просто предвыборные игры — это преступление против Украины, это преступление против нации. Это преступление против истории и против народа. И я со всей ответственностью заявляю, что я не дам этого сделать! Слышите, я здесь, за решеткой, не дам вам глумиться над Украиной! Я хочу, чтобы вы все знали, что издеваться над языком, над основными принципами создания нации гораздо опаснее, чем издеваться над Тимошенко. И где бы вы ни были, что бы вы ни делали — я обязательно достану вас и обязательно заставлю отвечать перед законом и перед страной за то, что вы делаете сейчас».

    Таким образом, для партии власти сорвать голосование за языковой законопроект — значит дать оппозиции возможность в преддверии выборов заявить об одержанной политической победе: «мы не позволили», «мы не допустили», «мы заставили отступить». Для власти это было бы политическим поражением. Оппозиция продемонстрировала бы свою силу, власть — слабость.

    Впрочем, все вышеперечисленное остается актуальным и на ближайшие недели и месяцы — пока закон не будет принят в целом. «Демократические силы» не скрывают своих намерений «повоевать».

    В частности, г-н Яценюк заявил с парламентской трибуны: «Мы не дадим возможности принять этот закон во втором чтении. Этот бой нами не выигран, но за нами будет победа в войне». То же Арсений Петрович пообещал своим сторонникам, митинговавшим перед зданием парламента: «С сегодняшнего дня мы объявляем бессрочную акцию протеста. Мы не дадим законопроекту дойти до второго чтения».

    И в общем Яценюк прав: партия власти, выражаясь футбольным языком, забила гол, но матч еще не закончен. Финальный счет будет отображен на табло Верховной Рады — количество голосов за принятие закона в целом. Тогда и станет окончательно ясно, кто — власть или оппозиция — победил/проиграл.

    В-третьих, власть не могла позволить себе допустить создание прецедента, когда бы оппозиционеры силой препятствовали принятию законов, инициированных партией власти. Конечно же, говоря о прецеденте, мы имеем в виду временной период с начала 2010-го — с момента получения власти нынешней командой.

    А вообще украинская политическая история таких прецедентов знала немало. И уж кому другому, а действующим властям должно быть известно, что значит однажды дать слабину — в 2002 — 2004 гг. они получили хороший урок. В декабре 2002-го парламентское большинство, стоявшее за правительством премьера Януковича, уступило силовому давлению оппозиции (включавшему в себя блокирование работы ВР) в вопросе раздела парламентских комитетов. «Оранжевые» восприняли уступку как слабость, как руководство к действию, у них появилась мотивация на рецидив — мол, прошло один раз, пройдет и в другой-третий. И далее рассмотрение любого закона, не устраивавшего оппозицию, сопровождалось силовыми акциями в парламенте. А закончилось «оранжевым» шабашем.

    В свете вышесказанного применение оппозиционерами силы 24 мая отрезает Партии регионов какие бы то ни было пути для отступления в плане принятия законопроекта «Об основах государственной языковой политики»: если партия власти не желает получить римейк 2002 — 2004 гг. вплоть до очередного майдана (если власть поддается силовому нажиму в парламенте, то тем более сломается под давлением улицы).

    А попытки применить силу в ходе дальнейшего рассмотрения закона и голосования за оный наверняка будут. Скажем, «отличившийся» во время ратификации Харьковских соглашений депутат от НУНС Юрий Грымчак 8 июня в эфире «5 канала» пообещал физическое противодействие принятию языкового закона. Отвечая на вопрос, будет ли оппозиция применять силу для недопущения голосования за закон во втором чтении, г-н Грымчак ответил: «Будет. От тех людей, которых я знаю, будет. Я могу сказать, что объединенная оппозиция будет противодействовать этому законопроекту». И добавил, что, по его убеждению, во втором чтении законопроект принят не будет. Что это будет означать для власти — сказано выше.

    Заметим и то, что грымчаков на повторение противоправных действий (хулиганство, препятствование деятельности народных депутатов и т.д.) подвигает безнаказанность. Как известно, во время ратификации Харьковских соглашений именно г-н Грымчак метал в парламенте дымовые шашки, что создавало в т. ч. угрозу здоровью и жизни людей. Было возбуждено уголовное дело. Генпрокуратура грозилась подать представление о даче парламентом согласия на привлечение Грымчака к уголовной ответственности. Но... Поговорили-поговорили да и забыли. Не придется удивляться, если Грымчак повторит свои «подвиги» с дымовыми шашками.

    В-четвертых, голосование 5 июня (как, впрочем, и предстоящие) должно было продемонстрировать дееспособность парламентского большинства, единство рядов самой ПР — опровергнув сомнения на указанный счет, появившиеся после событий 24 мая.

    Тогда, как мы помним, не только не удалось проголосовать языковой законопроект, но последовали комментарии относительно того, что голосов-де за документ не было. Например, «регионал» Василий Киселев в эфире «5 канала» 26 мая уверял: «Они (оппозиционеры. — С.Л.) знали, что закон этот не проходит, закон не о втором государственном языке, нет голосов в Верховной Раде. Когда заявил Рыбаков устами своего спикера, депутата Каплиенко, что ни одного голоса они не дадут, голосов не было, и все об этом знали».

    Иные «регионалы» позволили себе заявления о том, что вообще против языкового законопроекта. Небезызвестный г-н Писарчук в интервью львовскому изданию «ЗИК» 29 мая сказал: «Отвечая на ваш вопрос, голосовал бы я за этот законопроект про языки, могу четко ответить, что нет. И я не один такой во фракции Партии регионов». На что последовал справедливый комментарий Сергея Кивалова, что есть партийная программа, содержащая положения о правовом статусе русского языка, а отказывающиеся ее (партийную программу) исполнять должны покинуть и парламентскую фракцию ПР, и саму партию.

    Был демарш фракции Литвина, принявшей на заседании 25 мая решение (как подчеркивалось — «единогласное») не голосовать за языковые законопроекты. Да и поведение спикера (вкупе с комментариями для прессы) — занимающего свое кресло волею парламентского большинства — тоже вызывало вопросы.

    Этот разброд и шатания, если не сказать своеобразный «бунт на корабле» власти необходимо было не просто прекратить, но и продемонстрировать публике единство своих рядов. В итоге достаточное количество голосов набралось, в т.ч. 2 от фракции Литвина (Гриневецкий и Гривковский). И с самим спикером, видимо, была проведена разъяснительная беседа, охватывающая самый широкий круг вопросов (от перспектив пребывания в кресле главы ВР до баллотирования его со товарищи по мажоритарным округам), завершившаяся правильным поведением Владимира Михайловича в вопросе организации голосования за языковой законопроект.

    Повторит ли закон о языках судьбу закона о красных флагах?

    При желании «регионалы» вполне могли принять законопроект «Об основах государственной языковой политики» по сокращенной процедуре, т.е. одним голосованием. Однако решили растянуть языковое удовольствие.

    Г-н Колесниченко призвал к «дискуссии», предложил некие общенациональные «круглые столы» и напомнил, что регламент парламента предусматривает 30-дневный срок на доработку законопроекта, пообещав, что «любые конструктивные предложения и замечания к законопроекту будут одобрены». Будто за два с половиной года было мало дискуссий вокруг закона о языках! Как будто трудно спрогнозировать, что «любые конструктивные предложения» оппозиции будут заключаться в том, чтобы вообще отказаться от предоставления русскому языку каких бы то ни было прав и не принимать закон о языках.

    Но, видимо, «регионалы» сами намерены «доработать» законопроект — и так существенно выхолощенный по сравнению с предшествующим — в сторону еще большего сокращения прав, предоставляемых русскоязычным гражданам. По этому поводу глава фракции ПР Александр Ефремов 7 июня сказал: «Сегодня, кстати, ко второму чтению, мы говорили, в том числе и с моим коллегой Колесниченко. Он говорит, было бы неплохо вставить норму, чтобы показать по развитию украинского языка». Хотя этих законодательных норм «по развитию украинского языка» — преимущественно за счет ущемления языка русского (о чем много раз заявляли и сами «регионалы», в частности, Колесниченко) — за последение 20 лет и так принято немало.

    И все же до выборов языковой закон, скорее всего, будет принят (другое дело — в каком виде). Ибо в противном случае партия власти понесет огромные политические потери.

    Однако принятие закона в ВР еще не означает, что он начнет реально действовать. И то, что окончательное голосование переносится на осеннюю парламентскую сессию (текущая закрывается в начале июля) наталкивает на определенные подозрения: не имеем ли мы дело с очередным предвыборным трюком? Со всех точек зрения «регионалам» было бы логично принять закон по сокращенной процедуре на текущей сессии. Во-первых, проще один раз продавить силовое противодействие оппозиции и организовать необходимое количество голосов «за», чем делать это несколько раз.

    Во-вторых, в случае окончательного принятия закона сейчас к осени (т.е. ближе к дате голосования) значительно снизился бы накал политических страстей на языковую тему. Наконец, чем раньше закон начнет действовать, тем скорее люди смогут воспользоваться заложенными в него правами и возможностями. Например, с 1 сентября начинается новый учебный год, и граждане могли бы воспользоваться предоставляемыми законом правами в части получения образования на родном языке. Тогда как откладывание принятия языкового законопроекта означает, что еще один год в этом плане будет потерян.

    Но принятие закона прямо сейчас потребовало бы от партии власти обеспечить его вступление в силу до парламентских выборов — подпись спикера, подпись президента, публикация документа, в случае необходимости — защита в Конституционном Суде. Только тогда можно было бы с уверенностью сказать, что языковой законопроект — это действительно цель Партии регионов, а не предвыборная политтехнология.

    Пока же нельзя исключать, что языковой закон постигнет та же судьба, что и закон «О временных следственных комиссиях, специальной временной следственной комиссии и временных специальных комиссиях Верховной Рады Украины», который был принят парламентом, но впоследствии «похоронен» посредством уловок технического толка (перед публикацией не проставили дату принятия и подпись спикера). Возможен и прошлогодний вариант с законом «О внесении изменений в закон Украины «Об увековечении Победы в Велиой Отечественной войне 1941 — 1945 годов» о порядке официального использования копий знамени Победы. Документ был принят, подписан президентом, а далее — известное решение КС.

    Т.е. вполне может быть так, что перед самыми выборами закон «Об основах государственной языковой политики» примут, а по окончании выборов — тем или иным способом — отменят. Не в этом ли заключается договоренность между властью и оппозицией, которую грозился, но так и не решился раскрыть Владимир Литвин?

    Сергей ЛОЗУНЬКО

    Источник









    Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
     




    Добавление комментария
     
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Введите два слова, показанных на изображении:*



    Голосование
     

    "Экономика всему голова"
    "Кадры решают все"
    "Идея, овладевшая массами..."
    "Все решится на полях сражений"
    "Кто рулит информацией, тот владеет миром"



    Показать все опросы

    Популярные новости
     
     
    Loading...
    Теги
     
    Великая Отечественная Война, Виктор Янукович, Владимир Путин, власть, выборы на Украине, геополитика, Евразийский Союз, евромайдан, Запад, Запад против России, идеология, информационная война, Иосиф Сталин, история, история России, Крым, культура, либерализм, мировой финансовый кризис, народ, НАТО, нацизм, национализм, общество, Партия регионов, политика, Православие, Россия, русские, Русский Мир, русский язык, Сергей Сокуров-Величко, соотечественники, СССР, США, Украина, украинский национализм, церковь, экономика

    Показать все теги
    Календарь
     
    «    Октябрь 2021    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031
    Наши друзья
     





    Google+
    Редакция может не разделять позицию авторов публикаций.
    При цитировании и использовании материалов сайта в интернете гиперссылка (hyperlink) {ss} на "Русский мир. Украина" (http://russmir.info) обязательна.
    Цитирование и использование материалов вне интернета разрешено только с письменного разрешения редакции.
    Главная страница   |   Контакты   |   Новое на сайте |  Регистрация  |  RSS

    COPYRIGHT © 2009-2017 RusMir.in.ua All Rights Reserved.
    {lb}
     
        Рейтинг@Mail.ru