Всеукраинская газета
"Русский Мир. Украина".
Электронная версия. В Сети с 2009 г.
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
  •      
       
    пїЅ   Русский мир. Украина » Культура » «МНОГО ПРАВДЫ ГОРЬКОЙ И ПРОСТОЙ…» (200 лет Н.А. Некрасову – эхо юбилея) Часть 2  
     
    «МНОГО ПРАВДЫ ГОРЬКОЙ И ПРОСТОЙ…» (200 лет Н.А. Некрасову – эхо юбилея) Часть 2
    Раздел: Культура, Общество
     
    «Много правды горькой и простой…»
    (200 лет Н.А. Некрасову – эхо юбилея)



    «Что ж я не вижу следов обновленья
    В бедной отчизне моей?

    Те же напевы, тоску наводящие,
    С детства знакомые нам,
    И о терпении новом молящие
    Те же попы по церквам.

    В жизни крестьянина, ныне свободного,
    Бедность, невежество, мрак.
    Где же ты, тайна довольства народного?
    Ворон в ответ мне прокаркал: «дурак!»
    («Время-то есть, да писать нет возможности…» (1876)


    «…Потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6:10–12)

    «МНОГО ПРАВДЫ ГОРЬКОЙ И ПРОСТОЙ…» (200 лет Н.А. Некрасову – эхо юбилея) Часть 2


    Часть 2


    Один из антигероев сатирической поэмы «Современники» с говорящей фамилией Зацепин в порыве запоздалой откровенности, когда сам же он явился причиной гибели своего единственного сына, признаётся:

    Я – вор! Я – рыцарь шайки той
    Из всех племён, наречий, наций,
    Что исповедует разбой
    Под видом честных спекуляций!

    Где позабудь покой и сон,
    Добычу зорко карауля,
    Где в результате – миллион
    Или коническая пуля! (4, 240)

    Возвращаясь к разговору о современном восприятии поэта студентами филологического факультета (другие вряд ли читают Некрасова), надо отметить весьма показательную особенность. Нынешним молодым людям его творчество уже не кажется архаичным, устаревшим, как представлялось молодёжи в советский период. Наоборот, познакомившись с поэмой «Современники» сегодня, юноши и девушки единодушно подтверждают своё впечатление некой удивительной «машины времени»: то ли мы переместились в эпоху, описанную Некрасовым, то ли он перенёсся в день нынешний и является нашим современником, очевидцем происходящего в России здесь и сейчас, изображая в точности эпоху дикого капитализма.

    Поэма открывается меткой характеристикой этой эпохи. Подмечено и выражено настолько верно, что некрасовские слова сразу же стали универсальной крылатой фразой:

    Я книгу взял, восстав от сна,
    И прочитал я в ней:
    «Бывали хуже времена,
    Но не было подлей». (4, 187)


    В «Современниках» представлен целый свод «новейших господ». Это буржуа, капиталисты, ростовщики-банкиры, коррумпированная государственная администрация с армией жадных чиновников, сословие так называемых благородных, продавших честь и совесть ради преступной наживы:

    Грош у новейших господ
    Выше стыда и закона;
    Нынче тоскует лишь тот,
    Кто не украл миллиона. (4, 241)


    Все они видят свой идеал не в России, а в «американской мечте» о быстром обогащении:

    Бредит Америкой Русь,
    К ней тяготея сердечно…
    Шуйско-Ивановский гусь —
    Американец?.. Конечно!

    Что ни попало – тащат,
    «Наш идеал, – говорят, –
    Заатлантический брат:
    Бог его – тоже ведь доллар!..» (4, 241)


    Поклоняясь золотому тельцу: «идеал их – телец золотой» (2, 236), – истинного Бога они чтут только ханжески. Так, «миллионщик-мукомол», привыкший умасливать остатки нечистой совести псевдорелигиозным благочестием, подобные советы раздаёт также своим преступным собратьям:

    Чтобы совесть успокоить,
    Поговей-ка ты постом,
    Да советую устроить
    Богадельный дом.

    Перед ризницей святою
    В ночь лампадки зажигай,
    Да получше, без отстою,
    Масло наливай! (4, 242–243)


    В сатирической поэме изобличена целая галерея таких лихоимцев. Среди них – персонаж с весьма характерной фамилией – Савва Антихристов. Его сообщник, такой же пособник антихриста – садист-мироед, «купчина толстопузый» с фамилией, не менее говорящей:

    Подошёл и Фёдор Шкурин.
    «Прочь! Не подходи!
    Вместо сердца грош фальшивый
    У тебя в груди!

    Ты ребёнком драл щетину
    Из живых свиней,
    А теперь ты тянешь жилы
    Из живых людей!» (4, 243)

    Ещё один из когорты «денежных мешков» беззастенчиво бахвалится:
    Уж лучше бить, чем битым быть,
    Уж лучше есть арбузы, чем солому…
    Сознал ты эту аксиому?
    Так, стало, не о чем тужить! (4, 247)


    Эти алчные, прожорливые вурдалаки, сосущие народную кровь, заглатывающие в свои адские утробы достояние и богатства России, не насытятся никогда, у них «иные аппетиты»:

    И то уж хорошо, что выиграл ты бой…
    Толпа идёт избитою тропой;
    Рабы довольны, если сыты,
    Но нам даны иные аппетиты…

    О Господи! Удвой желудок мой!
    Утрой гортань! Учетвери мой разум!
    Дай ножницы такие изобресть,
    Чтоб целый мир остричь вплотную разом (4, 247)


    Здесь и «жиды-банкиры» (4, 245), исполняющие свою «Еврейскую мелодию». В ней подаются «толковые советы», как избежать ответственности, проворовавшемуся грабителю государственной казны:

    Денежки есть – нет беды,
    Денежки есть – нет опасности
    (Так говорили жиды,
    Слог я исправил для ясности).

    Вытрите слёзы свои,
    Преодолейте истерику.
    Вы нам продайте паи,
    Деньги пошлите в Америку.

    Вы рассчитайте людей,
    Вы распустите по городу
    Слух о болезни своей,
    Выкрасьте голову, бороду,

    Брови… Оденьтесь тепло.
    Вы до Кронштадта на катере,
    Вы на корабль… под крыло
    К насей .

    Денежки – добрый товар, –
    Вы поселяйтесь на жительство,
    Где не достанет правительство,
    И поживайте как – царрр!.. (4, 245)


    (...финансовой матери... – Англия. – Примечание Н.А. Некрасова)

    О чужеродном кабальном иге, опутавшем Россию, настоятельно предупреждали Святые отцы – христианские подвижники. «Видимыми бесами» назвал иудеев в V веке святитель Кирилл, патриарх Александрийский; «самые души иудеев есть жилища демонов», – утверждал святитель Иоанн Златоуст.

    В Евангелии от Иоанна повествуется, как Господь Иисус Христос обличал сатанизм иудеев: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего» (Ин. 8: 44); «Кто от Бога, тот слушает слова Божии. Вы потому не слушаете, что вы не от Бога» (Ин. 8: 47). От общения с подобными безбожниками предостерегал апостол Павел: «Не преклоняйтесь под чужое ярмо с неверными. Ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмою?» (2 Кор. 6: 14)

    Современник Некрасова, великий русский писатель Николай Семёнович Лесков в романе «На ножах» разоблачил один из распространённых способов многовековой массовой мимикрии противников Христа, подобных еврею Тихону Кишенскому – экс-нигилисту, жадному и хитрому ростовщику, мошеннику, продажному журналисту, вероломному интригану, шпиону, «полицианту», подлецу и предателю – словом, «деятелю на все руки». Таким, как он, «нужен столбовой дворянин», в том числе и для того, чтобы под прикрытием славянских, особенно знатных, фамилий пробираться на руководящие должности, занимать ключевые посты в государственных, коммерческих, религиозных, общественных учреждениях России с целью кабалить, разлагать и уничтожать коренное население страны, глумясь над его христианскими идеалами и православной верой; маскируясь русскими именованиями и вывесками; снаружи рядясь в овечьи шкуры, будучи изнутри волками; фарисейски прикрываясь благими целями доброделания, безбожно обогащаться, получать свои барыши, выгоды, прибыли и сверхприбыли, служить не Богу, а мамоне.

    В одной компании с грабителями и коррупционерами – видный государственный деятель, носящий личину неподкупного борца с коррупцией:

    Гонитель воров беспощадный,
    Блистающий честностью муж
    Ждёт случая хапнуть громадный,
    Приличный амбиции куш! (4, 242)


    Все они чувствуют себя героями, «триумфаторами» (глава «Юбиляры и триумфаторы»), торжествующими «блестящую победу» в ограблении России:

    Мелькают крупные слова:
    «Герою много лет…»
    «Ликуй, Орёл!..» «Гордись, Москва!»
    «Бердичеву привет…» (4, 188)


    Ужасающе омерзительны паразитирующие на жизни страны и народа эти ликующие упыри. Общения с ними надо чуждаться, подобно тому, как следует избегать малейшего соприкосновения с гнусными тварями, мерзкими ядовитыми гадами:

    Прочь! Гнушаюсь ваших уз!
    Проклинаю процветающий,
    Всеберущий, всехватающий,
    Всеворующий союз!.. (4, 245)


    «Струны карающей лиры» (2, 231) в оригинальной мозаике поэмы задевают и «военных чинов», и «статских тузов», и «безличную сволочь салонов» (2, 232)«Общество пёстрое: франты, гусары, И генерал, и банкир, и кулак» (4, 204) – всех, у кого на уме только деньги, нажива, капитал, стремление к безумной роскоши:

    Каждый графом живёт:
    Дай квартиру в пятьсот,
    Дай камин и от Тура кушетку.
    Одевает жену –
    Так, что только ну, ну!
    И публично содержит лоретку!
    («Финансовые соображения» (1861) – 2, 102)


    В поэме «Балет» (1866) Некрасов изобличает тлетворную атмосферу духовно-нравственного разложения, распада человеческих связей, физического вырождения:

    Разорило чиновников чванство,
    Прожилась за границею знать,
    Отчего оголело дворянство,
    Неприятно и речь затевать! (2, 233)


    Всеобщая продажность как следствие маниакальной одержимости идеей обогащения любыми путями доходит до крайних пределов. Даже молодые люди – и юноши, и барышни – готовы выставлять себя, свою юность на продажу. Но богатых дряхлых покупателей – охотников до такого «товара» – ещё требуется поискать:

    Тщетно юноши рыщут по балам,
    Тщетно барышни рядятся в пух –
    Вовсе нет стариков с капиталом,
    Вовсе нет с капиталом старух! (2, 233)


    Солидные капиталы в России, конечно, есть. Только сосредоточены они в руках у немногих:

    Есть в России ещё миллионы,
    Стоит только на ложи взглянуть,
    Где уселись банкирские жены, –
    Сотня тысяч рублей, что ни грудь!
    В жемчугах лебединые шеи,
    Бриллиант по ореху в ушах!
    В этих ложах – мужчины-евреи,
    Или греки, да немцы в крестах. (2, 235)


    Потребительским товаром также становится женская красота.

    Позавидуй! Эффект чрезвычайный!
    Бриллианты, цветы, кружева,
    Доводящие ум до восторга,
    И на лбу роковые слова:
    «Продаётся с публичного торга!»
    («Убогая и нарядная» (1857) – 2, 40)


    Представительницы прекрасного пола, напрочь лишённые возвышенных чувств, мечтают не о любви, а том, как бы продать свою красоту подороже:

    Вообще в бельэтаже сияло
    Много дам и девиц красотой.
    Очи чудные так и сверкали,
    Но кому же сверкали они?
    Доблесть, молодость, сила – пленяли
    Сердце женское в древние дни.
    Наши девы практичней, умнее,
    Идеал их – телец золотой,
    Воплощённый в седом иудее,
    Потрясающем грязной рукой
    Груды золота… (2, 236)


    Со времени создания этих некрасовских произведений с их социально-политической аналитикой словно ничего не изменилось. Поэт живёт в двух эпохах: в конце XIX-го века и в веке XXI-м. По-прежнему в России:

    Администрация – берёт
    И очень скупо выпускает,
    Плутосократия дерёт
    И ничего не возвращает («Что нового?» – 3, 221)


    Всё так же страна в глубоком финансовом кризисе:

    Из столиц каждый час
    Весть доходит до нас
    Про какой-то финансовый кризис.
    Эх! Вольно ж, господа,
    Вам туда и сюда
    Необдуманно деньги транжирить.
    («Финансовые соображения» (1861) – 2, 100)


    Процветания, обновления народной жизни к лучшему не замечается нигде и, по всей видимости, ждать его в скором будущем глупо:

    Что ж я не вижу следов обновленья
    В бедной отчизне моей?

    Те же напевы, тоску наводящие,
    С детства знакомые нам,
    И о терпении новом молящие
    Те же попы по церквам.

    В жизни крестьянина, ныне свободного,
    Бедность, невежество, мрак.
    Где же ты, тайна довольства народного?
    Ворон в ответ мне прокаркал: «дурак!»
    («Время-то есть, да писать нет возможности…» (1876) – 3, 173)


    Тех, кто ратует за идеалы «любви, свободы, мира», в «век крови и меча» становится всё меньше:

    Где вы – певцы любви, свободы, мира
    И доблести?.. Век «крови и меча»!
    На трон земли ты посадил банкира,
    Провозгласил героем палача…
    («Поэту (Памяти Шиллера)» (1874) – 3, 166)


    При таком социально-политическом устройстве, когда «Душно! Без счастья и воли Ночь бесконечно длинна. Буря бы грянула, что ли? Чаша с краями полна!» (3, 64) –культивируются провокации, доносы, предательство:

    В наши дни одним шпионам
    Безопасно, как воронам
    В городской черте. («Праздному юноше» – 3, 225)


    Люди, неравнодушные к судьбе родины и народа, практически лишены возможности собраться с силами. Поле деятельности для честных и активных ограничено репрессивными механизмами, запущенными властью в полную силу:

    За желанье свободы народу
    Потеряем мы сами свободу,
    За святое стремленье к добру, –
    Нам в тюрьме отведут конуру.
    («За желанье свободы народу…» – 3, 228)


    Боль об истерзанном народе и о замученных его защитниках наполняется в некрасовской лирике молитвенным пафосом:

    Войди! Христос наложит руки
    И снимет волею святой
    С души оковы, с сердца муки
    И язвы с совести больной…
    Я внял… я детски умилился…
    И долго я рыдал и бился
    О плиты старые челом,
    Чтобы простил, чтоб заступился,
    Чтоб осенил меня крестом
    Бог угнетённых, Бог скорбящих,
    Бог поколений, предстоящих
    Пред этим скудным алтарём! («Тишина» (1857) – 4, 52)


    Это общая молитва с народом – едиными усты и единым сердцем:

    Всё население, старо и молодо,
    С плачем поклоны кладёт,
    О прекращении лютого голода
    Молится жарко народ.

    Редко я в нём настроение строже
    И сокрушённей видал!
    «Милуй народ и друзей его, Боже! –
    Сам я невольно шептал. –

    Внемли моление наше сердечное
    О послуживших ему…
    Об осуждённых в изгнание вечное,
    О заточённых в тюрьму,

    О претерпевших борьбу многолетнюю
    И устоявших в борьбе,
    Слышавших рабскую песню последнюю,
    Молимся, Боже, Тебе». («Молебен» (1876) – 3, 181)


    В стихотворении «Пророк» (1874) Некрасов создал идеальный образ выдающегося общественного деятеля – отважного борца со злом и с несправедливостью. Это не портрет Н.Г. Чернышевского (как учили в советской школе), а поэтическое выражение гражданского идеала. Однако земной путь такого пророка, отважно несущего заповеди Христа, – это крестный путь. Он исполнен страданий, заканчивается трагически, подобно земному пути Господа на Голгофе:

    Его ещё покамест не распяли,
    Но час придёт – он будет на кресте;
    Его послал Бог гнева и печали
    Рабам земли напомнить о Христе. (3, 154)


    Лирического героя некрасовской поэзии восхищает способность к самоотверженному служению Истине. Эта судьба представляется возвышенной и завидной:

    Есть времена, есть целые века,
    В которые нет ничего желанней,
    Прекраснее – тернового венка… («Мать» (1868) – 3, 62)


    Но в себе самом поэт не находил достаточно сил, чтобы разделить такую судьбу. Оттого испытывал он настоящую духовную скорбь, постоянные укоры совести:

    Узы дружбы, союзов сердечных –
    Всё порвалось: мне с детства судьба
    Посылала врагов долговечных,
    А друзей уносила борьба.

    Песни вещие их не допеты,
    Пали жертвой насилья, измен
    В цвете лет; на меня их портреты
    Укоризненно смотрят со стен.
    («Скоро стану добычею тленья…» (1876) – 3, 176)


    Некрасову всегда казалось, что для родины и народа он сделал слишком мало – и в творческом плане, и в общественно-политической жизни: «Мне борьба мешала быть поэтом, Песни мне мешали быть бойцом» («Зне» (1876) – 3, 175). Наделённый даром неумолкающей совести, он скорбел и «по себе самом» (согласно чуткому замечанию Достоевского), по своему собственному несовершенству:

    Любовь и Труд – под грудами развалин!
    Куда ни глянь – предательство, вражда,
    А ты молчишь – бездействен и печален,
    И медленно сгораешь от стыда.

    И Небу шлёшь укор за дар счастливый:
    Зачем тебя венчало им оно,
    Когда душе мечтательно-пугливой
    Решимости бороться не дано?.. («Поэту» (1877) – 3, 302)


    Зинаида Гиппиус в работе «Загадка Некрасова» (1938) справедливо и тонко отмечала, что поэту «был послан великий дар – Совесть, если в песнях его плачет она, и ею терзались его душа и тело. Не она ли подсказала – не уму, а сердцу его, что не нужно оправданья, нужно прощенье?»

    Пусть не забывают об этом те «радетели», которые даже и сегодня пытаются чернить имя великого Поэта, жонглируя фактами его частной жизни и оставляя в стороне его творческий подвиг:

    Много, я знаю, найдётся радетелей,
    Все обо мне прокричат,
    Жаль только, мало таких благодетелей,
    Что погрустят да смолчат.
    («Угомонись, моя Муза задорная…» (1876) – 3, 177)


    К «остервенелой толпе» злопыхателей, готовых побивать камнями за каждый нетвёрдый шаг или неверный «лиры звук», но забывающих о Христовой заповеди: «кто из вас без греха первый брось камень» (Ин. 8: 7), обращался Некрасов в стихотворении «Зачем меня на части рвёте…» (1867): «Не оправданий я ищу, Я только суд твой отвергаю» (3, 45).

    «Некрасов никогда, ни перед кем и ни в чём, не оправдывался: он только просил прощенья. Родине, друзьям, врагам, любимой женщине он говорил “прости”! “Прости” было и последним, невнятно прошёптанным словом его перед кончиной». Как лирическое заклинание звучит шедевр некрасовской любовной лирики из «Панаев¬ского цикла» стихотворений:

    Прости! Не помни дней паденья,
    Тоски, унынья, озлобленья, –
    Не помни бурь, не помни слёз,
    Не помни ревности угроз!

    Но дни, когда любви светило
    Над нами ласково всходило
    И бодро мы свершали путь, –
    Благослови и не забудь! («Прости» (1856) – 2, 30)


    Ещё в ранней молодости поэт задумывался о том, как совершится последний исход от земной жизни. В юношеский сборник стихотворений Некрасова «Мечты и звуки» было включено послание «Смерти» (1838). 17-летнему поэту мечталось, чтобы при переходе к «жизни неземной» душа была свободной от греховной суетности, молитвенно настроенной, чистой:

    Не приходи в часы волнений,
    Сердечных бурь и мятежей,
    Когда душа огнём мучений
    Сгорает в пламени страстей.

    Приди ко мне в часы забвенья
    И о страстях и о земле,
    Когда святое вдохновенье
    Горит в груди и на челе;

    Когда я мыслью улетаю
    В обитель к Горнему Царю,
    Когда пою, когда мечтаю,
    Когда молитву говорю.

    Я близок к Небу – смерти время!
    Нетруден будет переход;
    Душа, покинув жизни бремя,
    Без страха в Небо перейдёт… (1, 188–189)


    Спустя 40 лет после этих стихов жизненный круг замкнулся. Прежде чем перейти в жизнь вечную (Ин. 12: 50) Некрасов претерпел длительное мучительное умирание от тяжёлой болезни:

    Двести уж дней,
    Двести ночей
    Муки мои продолжаются;
    Ночью и днём
    В сердце твоём
    Стоны мои отзываются (««Зне»» (1876) – 3, 179)


    В перерывах между приступами нестерпимой боли поэт и на смертном одре продолжал творить. Его цикл «Последние песни» (1876–1877) – это не только хроника течения смертельной болезни, физических и нравственных мучений страдальца:

    Непобедимое страданье,
    Неутолимая тоска…
    Влечёт, как жертву на закланье,
    Недуга чёрная рука. (3, 203)

    Здесь слышится и своеобразное «самоотпевание» поэта:
    Скоро стану добычею тленья.
    Тяжело умирать, хорошо умереть;
    Ничьего не прошу сожаленья,
    Да и некому будет жалеть. (3, 176)


    В полный голос звучат мотивы исповедальные, покаянные:

    О Муза! я у двери гроба!
    Пускай я много виноват,
    Пусть увеличит во сто крат
    Мои вины людская злоба –
    Не плачь! Завиден жребий наш
    («О Муза! я у двери гроба!..» (1877) – 3, 218)


    В то же время Некрасов сохраняет стойкость и мужество, проявляет необыкновенную силу духа:

    Борюсь с мучительным недугом,
    Борюсь – до скрежета зубов…
    О Муза! ты была мне другом,
    Приди на мой последний зов!

    Уж я знавал такие грозы;
    Ты силу чудную дала,
    В колючий тёрн вплетая розы,
    Ты пытку вынесть помогла.
    («Вступление к песням 1876–1877 годов» – 3, 184)


    С исключительным лирическим проникновением обращается поэт к Родине, которой служила его Муза, смиренно испрашивая прощения: «За каплю крови, общую с народом, Мои вины, о Родина! прости!..» (3, 41) – и последнего благословения:

    Много истратят задора горячего
    Все над могилой моей.
    Родина милая, сына лежачего
    Благослови, а не бей!..
    («Угомонись, моя Муза задорная…» (1876) – 3, 177)


    «Венец любви, венец прощенья, Дар кроткой Родины твоей…» («Баюшки-баю» (1877) – 3, 204) поэту был ниспослан.

    Поразительно, что похоронные мотивы «самоотпевания» слились у Некрасова с мотивами оптимистичными, жизнеутверждающими:

    Устал я, устал я… мне время уснуть,
    О Русь! ты несчастна… я знаю…
    Но всё ж, озирая мой пройденный путь,
    Я к лучшему шаг замечаю. («Устал я …» (1877) – 3, 217)


    Торжествующий голос поистине пасхального Воскресения, победного возрождения также в полную силу звучит в «Последних песнях» Некрасова:

    Так запой, о поэт! Чтобы всем матерям
    На Руси на Святой, по глухим деревням,
    Было слышно, что враг сокрушён, полонён,
    А твой сын – невредим, и победа за ним,
    Не велит унывать, посылает поклон.
    («Так запой, о поэт!..» (1877) – 3, 212)


    В вершинном произведении своего творчества – эпической поэме «Кому на Руси жить хорошо», которую поэт писал до последних дней своих, но она так и осталась незавершённой, Некрасов создал удивительно яркий и цельный образ русского народа – не только мученика и страстотерпца, но и могучего богатыря, исполненного физических и духовных сил, истинного христианского духа свободы. Таков столетний Савелий, богатырь святорусский:

    Уйдёт в свою светёлочку,
    Читает Святцы, крестится,
    Да вдруг и скажет весело:
    «Клеймёный, да не раб!»...


    – весьма поучительный образ для затейников современных «меток», «штампов», «кодов», возжелавших поставить на людей рабское «клеймо», как на товар.

    Горячую веру в силу и мощь русского народа, в счастливое будущее России: «Свободной, гордой и счастливой Увидишь родину свою» (3, 204) – выразил Николай Алексеевич Некрасов:

    Ещё народу русскому
    Пределы не поставлены:
    Пред ним широкий путь!


    Будем верить и мы…


    Алла Анатольевна НОВИКОВА-СТРОГАНОВА
    доктор филологических наук, профессор,
    член Союза писателей России (Москва),
    историк литературы


    ____________________________________________________

    Примечания
    1Гиппиус З.Н. Загадка Некрасова // Гиппиус З.Н. Арифметика любви (1931–1939). – СПб.: Росток, 2003.
    Там же.









    Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
     




    Добавление комментария
     
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Введите два слова, показанных на изображении:*



    Голосование
     

    "Экономика всему голова"
    "Кадры решают все"
    "Идея, овладевшая массами..."
    "Все решится на полях сражений"
    "Кто рулит информацией, тот владеет миром"



    Показать все опросы

    Популярные новости
     
     
    Теги
     
    Великая Отечественная Война, Виктор Янукович, Владимир Путин, власть, выборы на Украине, геополитика, Евразийский Союз, евромайдан, Запад, Запад против России, идеология, информационная война, Иосиф Сталин, история, история России, Крым, культура, либерализм, мировой финансовый кризис, народ, НАТО, нацизм, национализм, общество, Партия регионов, политика, Православие, Россия, русские, Русский Мир, русский язык, Сергей Сокуров-Величко, соотечественники, СССР, США, Украина, украинский национализм, церковь, экономика

    Показать все теги
    Календарь
     
    «    Декабрь 2022    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031 
    Наши друзья
     

    Редакция может не разделять позицию авторов публикаций.
    При цитировании и использовании материалов сайта в интернете гиперссылка (hyperlink) {ss} на "Русский мир. Украина" (http://russmir.info) обязательна.
    Цитирование и использование материалов вне интернета разрешено только с письменного разрешения редакции.
    Главная страница   |   Контакты   |   Новое на сайте |  Регистрация  |  RSS

    COPYRIGHT © 2009-2017 RusMir.in.ua All Rights Reserved.
    {lb}
     
        Рейтинг@Mail.ru