Главная > История > ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ НАШЕЙ ЭРЫ {T_LINK}

ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ НАШЕЙ ЭРЫ


26-05-2010, 17:53. Разместил: Редакция
ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ПЕРВОГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ НАШЕЙ ЭРЫСлавяне уже с первых веков нашей эры занимали обширные пространства на территории Центральной и Восточной Европы [от р. Дона и верховьев pp. Оки и Волги — на востоке и до р. Эльбы (славянское Лаба) и бассейна ее притока – р. Заалы — на западе; от Эгейского моря, северного Причерноморья и Приазовья — на юге и до Балтийского побережья и Ладожского озера — на севере]. По языку, обычаям и всему укладу своей жизни славяне, составлявшие в целом одни народ, делились на множество разрозненных племен. Эти племена иногда вступали в союзные объединения, из которых с течением времени в некоторых случаях складывались союзы племен. В таком именно состоянии история застает славян задолго до образования у них, начиная с VII—IX вв., первых государственных объединений.
Разнородность обстановки исторического развития древних славян на востоке, юге и западе занимаемой ими обширной территории, в своеобразном для каждого из названных районов культурном, политическом, экономическом и этнографическом окружении, привела славянские племена с течением времени к естественному территориальному обособлению и территориальным племенным группировкам. В результате этого образовались три большие территориальные группы славянских племен — восточная, южная и западная. Ко времени возникновения у славян первых государственных объединений три основные племенные группы значительно разошлись в своем политическом и культурном развитии. Это находилось в тесной связи с международным политическим, культурным и хозяйственным окружением каждой из них. Так возникли современные три группы славянских народов: восточные славяне (великороссы, украинцы и белоруссы), западные славяне (чехи, словаки, сербы-лужичане, поляки и поморские кошубы со словинцами) и южные славяне (словенцы, хорваты, сербы, македонцы и болгары).

1. Племенной состав

Древнейший наш исторический источник «Повесть временных лет», или так называемая Нестерова летопись, составленная в 1112 г., дает совершенно определенную картину этнографического состава восточно-славянского населения в VIII—X вв.
1. В районе среднего течения р. Днепра, на правом его берегу вплоть до р. Роси, живут п о л я н е; их административно-организационный, торговый и культурный центр — г. К и е в .
2. К северу и северо-западу от полян, вплоть до р. Припяти, в бассейне притока р. Днепра — р. Тетерева и притоков р. Припяти — рр. Уши, Славечны и Уборти, т.е. на территории Волынской области, живут древляне, или деревляне, имея своими городами Искоростень и Вручий (Овруч).
3. На левой стороне р. Днепра, против полян, в бассейне рр. Сулы, Десны и Сейма, в Черниговской и Полтавской областях живут северяне, или с е в е р, с городами: Переяславлем, Новгород-Северским, Курском, Черниговом.
4. Севернее древлян, за Припятью и вплоть до Западной Двины на севере живут дреговичи, имевшие своими городами Слуцк, Клецк и Друцк.
5. К востоку от дреговичей, между верхним течением Днепра и рекою Сож, в пределах Могилевской области, живут радимичи; о них Начальный летописный свод (конец XI в.) сообщает: «быша от рода ляхов, прешедше ту ся вселиша».
6. Севернее радимичей, в самых верховьях рр. Днепра и Западной Двины, в Псковской области, живут кривичи; их города — Изборск и Смоленск.
7. К западу от кривичей, севернее дреговичей и радимичей и, по среднему течению р. Западной Двины, живут родственные с кривичами полочане (город Полоцк).
8. Севернее полочан и кривичей, в бассейне оз. Ильменя и р. Волхова в Новгородской области, живут словене (город Новгород).
9. Верхнее и среднее течение р. Оки с ее бассейном занимают вятичи, отождествляемые позднейшими летописцами с рязанцами. По предположению A.A. Шахматова, вятичи ранее сидели южнее, в бассейне р. Дона.
10. В бассейне верхнего течения р. Западного Буга, а так¬же правых притоков р. Припяти живут б у ж а н е, они же в е л ыняне, или волыняне; раньше здесь жили д у л е б ы; в конце VIII или в начале IX в. дулебы переселились за р. Припять в область дреговичей.
11. В бассейне р. Днестра, между рр. Бугом и Днестром, вплоть до устьев р. Дуная и побережья Черного моря, живут у г л и ч и, или уличи, и тиверцы; уличи имели СВОИМ городом Пересечен (сейчас с. Пересечина в б. Оргеевском уезде Бессарабии).
12. В бассейне р. Днестра на территории позднейшей Галиции живут хорваты, тоже причисляемые летописцем к русским славянам.
Названные выше племена, образуя в целом русский народ, не были, конечно, отгорожены друг от друга непроходимыми стенами или строго изолированы в своих районах без каких бы то ни было связей между собой. Процесс сложения племенных образований и языков, как мы уже зна¬ем, испокон веков протекал именно в порядке племенных скрещений. Племенной состав русского народа, как он отражен на страницах летописи, представляет собой лишь один из этапов истории его этнографического становления. Данному этапу предшествовал длительный процесс сложения первичных племенных образований на той же территории, уходящий корнями в далекое прошлое, исчисляемое десятками тысяч лет. Равным образом, данным этапом племенного становления и не заканчивался процесс сложения великого русского народа. Наш народ вырастал из межплеменных скрещений, растворявших предшествовавшее племенное наследие в новом племенном образовании.
«Сам термин «славянин», как и «русский», — замечает Н.Я. Марр, — равным образом не вклад исторических эпох в пределах России. В формации местного славянина, конкретного русского, как, впрочем, по всем видимостям, и финнов, действительное доисторическое население должно учитываться не как источник влияния, а как творческая материальная сила формирования: оно послужило в процессе нарождения новых экономических условий, выковавших новую общественность, и нового племенного скрещения фактором образования и русских (славян) и финнов. Доисторические племена, следовательно, — по речи все те же яфетиды, одинаково сидят в русских Костромской губ., как и в финнах, равно и в приволжских турках, получивших вместе с финнами доисторическое праурало-алтайское рождение из яфетической семьи, разумеется, — более раннее, чем индоевропейцы получили из той же доисторической этнической среды свое праиндоевропейское оформление, но конкретные народы — русский, финский и турецкий — Приволжского района можно располагать хронологически в порядке лишь событий исторического значения, но отнюдь не в смысле явлений этногенического характера, поскольку речь идет о генезисе новых видов. Происхождение новых исторических видов протекало путем отнюдь не влияния, а неизбежно возникавшего, на экономической базе концентрации этнических масс, скрещения многочисленных видов доисторического типа, до нас вовсе не дошедших в совершенно чистом виде во всем обширном районе, если даже не забывать о чувашах».
Прекрасную иллюстрацию этого основного положения Н.Я. Марр приводит, между прочим, в статье «Чуваши-яфетиды на Волге». В этой статье, посвященной вопросу о русско-финских языковых отношениях, содержится в частности интереснейший анализ слова «юг», которое имеется сейчас в финском и русском языках и ошибочно рассматривалось до последнего, времени в старой этнографической и лингвистической науке как «доказательство когда-то бывшего сплошного инородческого (подразумевай — финского) населения края».
Итак, племя — «это определенное скрещение ряда племен, собственно племенное образование по признакам классового производства, классовое образование...».
«Это построение одной из входивших в его состав производственно-социальных группировок, с которой и переносилось на все племя ее название, оно же — звуковая сигнализация магической силы, оси соответственного объединения...».
Возвращаясь к племенному составу восточного славянства в VIII—X вв., как он рисуется летописью, необходимо отметить несколько фактов, подчеркиваемых летописцем. Факты эти отчасти вскрывают процесс формирования племенных образований. Это, во-первых, показание летописи о дулебах. Раньше они жили по Бугу, говорит летописец, где ныне живут волыняне, называвшиеся прежде бужанами. Известно, что в конце VIII или в начале IX в. дулебы выселились с правого берега р. Припяти (нынеш¬няя Украина) на левый, в область дреговичей, т.е. на территорию нынешней Белоруссии.
Во-вторых, говоря о радимичах, которые жили между верхним течением р. Днепра и р. Сожем, т.е. в восточных районах нынешней Белоруссии, летописец дважды отмечает их ляшское происхождение. Появление выходцев с запада, радимичей, в области дреговичей A.A. Шахматов ставил в связь с распадом аварской державы (IX в.) и продвижением авар после разгрома их франками во главе с Кар¬лом Великим и его сыном Пипином, начиная с 791 г., на северо-восток и восток. В связи с этим появление племени радимичей в области дреговичей A.A. Шахматов (без всяких колебаний называющий радимичей ляшским племенем) от¬носит к IX в. Под давлением аварского гнета тогда же ушли с Волыни за р. Припять в область дреговичей и дальше в бассейн Западной Двины и р. Великой и д у л е б ы. На это движение дулебов с Волыни и Галиции, первоначального места их поселения, на север, в нынешнюю Белоруссию и примыкающие к ней с севера псковские районы, указывает, по A.A. Шахматову, название селений «Дулебы», с одной стороны, на Волыни и в Галиции, с другой — в Белоруссии и в б. Псковской губ.
Оседание «ляшских», по Шахматову, племен в области дреговичей, т.е. на территории русских племен, прадедов нынешнего белорусского языка и белорусского народа, объясняет наличие в современном белорусском языке ряда условно называемых ляхизмов вроде свистящего произношения мягких т и д. Таким же путем «ляшские» элементы проникли и в восточно-славянский язык западной отрасли кривичей (древне-псковское наречие): смешение звуков шис, жиз, чиц (польское «мазураканье»), польские сочетания дл и тл вместо восточно-славянского звука л ( в е д л и, откуда в е г л и вместо вели; ж а д л о, откуда ж а г л о вместо жало и т.п.).
Таким образом, в среде племен, составлявших единый русский народ (восточные славяне или русские славяне), уже в IX в. возникают в процессе межплеменных скрещений зародыши позднейшей языковой дифференциации. Мы не говорим уже о том совершенно естественном факте, что отдельные восточнославянские, т.е. русские племенные языки испокон веков имели свои диалектические отличия потому именно, что племенные образования и их языки всегда возникают в процессе межплеменных скрещений. Возникающие же вновь племенные скрещенности, т.е. новые племенные образования, как и их языки, всегда хранят пережиточно и культурное наследие своих предшественников.

Николай Севастьянович Державин "Происхождение русского народа"

Вернуться назад