Всеукраинская газета
"Русский Мир. Украина".
Электронная версия. В Сети с 2009 г.
 
Поиск по сайту
 
Панель управления
  •      
       
    пїЅ   Русский мир. Украина » История » УКРАИНА: РАЗРЫВ С НАСЛЕДИЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ  
     
    УКРАИНА: РАЗРЫВ С НАСЛЕДИЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ
    Раздел: История
     
    УКРАИНА: РАЗРЫВ С НАСЛЕДИЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ(Из книги «Итоги Второй мировой. Покушение на Великую Победу»)
    В новейшей украинской историографии понятие «переписанная история» как нельзя более кстати подходит к периоду Второй мировой и Великой Отечественной войн. Сравнительный анализ исторической (прежде всего учебной) литературы, изданной в 1991-2003 годах на Украине, отчетливо показывает, что к 2000 году не осталось, пожалуй, ни одной существенной позиции в оценке событий 1939-1945 гг., которая не была бы пересмотрена украинскими историками.
    Процесс такой переоценки, разумеется, не был одномоментным, но и особенно много времени он не занял. Уже к концу 1990-х годов сложились главные концепты, положенные в основу официальной историографии, посвященной истории Украины военного периода.
    Особенности развития историографической мысли и преподавания истории на Украине в постсоветский период формировались под воздействием таких факторов, как регионально-исторический, политический, а также фактор воздействия украинской диаспоры. Картина украинской истории заметно варьируется также в зависимости от времени ее написания, причем пересмотр характеризуется высокой хронологической динамикой.
    В регионально-историческом разрезе существуют серьезные различия между львовской, киевской, харьковской и некоторыми другими региональными историографическими традициями. Если взять такую шкалу, как «коммунизм - антикомммунизм» или про- и антироссийский взгляд, то Севастополь и Львов займут здесь крайние противоположные позиции. Львовская историческая школа значительно раньше, чем Киев, предложила образцы не просто «подправленной» и «переписанной» истории, а принципиально иную (антисоветскую, антикоммунистическую, до известной меры, антироссийскую) ее версию.
    На другом полюсе - в ряде научных и университетских центров Восточных и Южных областей Украины (в частности, в Харьковском национальном университете, Севастопольском филиале МГУ) - историки выступили против «стремления разорвать историю Украины и России и представить политику России только как захватническую и анти¬украинскую». В местах компактного проживания русских историю предпочитают преподавать по относительно нейтральным в этническом отношении учебникам (нередко местным историкам приходится писать их самим).
    Фактор украинской диаспоры, пожалуй, как ни в какой другой постсоветской республике сыграл значительную роль в переосмыслении исторического прошлого и настоящего страны. Именно западные интеллектуалы из числа этнических украинцев оказали существенное влияние на формирование государственно-политической доктрины, соответствующей новому статусу украинского государства, а также на оценки главных исторических и политических событий, в которые была вовлечена Украина.
    Еще задолго до бархатной революции августа 1991 г., в результате которой Украина стала независимым государством и новая интеллектуальная элита получила возможность самостоятельно интерпретировать собственную историю, истории ОУН-УПА (Организации украинских националистов - Украинская повстанческая армия) были посвящены многие тысячи страниц, написанные представителями украинской диаспоры, часть из которых была членами этих организаций. В течение долгих послевоенных лет в дальнем зарубежье тщательно собирались и публиковались материалы, посвященные деятельности УПА.
    Большая часть этих работ в настоящее время опубликована на Украине.
    Так, редакция «Летопись УПА» в Торонто опубликовала многотомное издание «Летопись Украинской Повстанческой армию») (в 2002 году на украинском языке был выпущен 38-й том). Издательство главного командования УПА издало новую серию «Летописи УПА». В Канаде опубликовать также многочисленные воспоминания членов Украинской повстанческой армии. Представителями украинской зарубежной диаспоры написано немало работ, в которых сформулирован ряд положений, ставших впоследствии основой для постсоветской переписанной истории Украины.
    Основной пафос этих работ заключался в стремлении реабилитировать ОУН-УПА, представив его в качестве главной силы движения за независимость, в роли украинского национального сопротивления, направленного как против нацистского господства, так и советского режима, якобы одинаково ненавистных украинскому населению. Советский Союз и нацистская Германия представлены в этих сочинениях равнозначными врагами Украины. В борьбе против обоих противников заранее оправдываются любые методы, включая пособничество одному в ущерб другому.
    При этом апологеты движения ОУН-УПА подчеркивают не только независимую от Германии, но якобы даже антигерманскую направленность политики ОУН, обусловленной будто бы соображениями создания украинской государственности. Тезис о том, что сотрудничество с немцами руководством ОУН (б) рассматривалось только как средство создания украинской государственности, вероятно, призван оправдать националистическое движение. А утверждение о том, что после начала военных действий на Украине такое сотрудничество с немцами стало невозможным, и вовсе должно было бы оправдать ОУН-УПА в глазах мировой общественности. В том же случае, когда факты прямого участия в войне боевых украинских подразделений на стороне фашистов становились очевидными, зарубежные историки старались, по крайней мере, преуменьшить их роль (особенно это касалось дивизии СС «Галичина»).
    Панегирическая оценка деятельности ОУН-УПА сочеталась с разоблачениями Советской власти и ее уничижения. «Бескомпромиссная борьба против обоих оккупантов» характеризовалась как благородное и праведное дело, Между большевистским правлением и фашистскими Оккупационными властями на Украине был поставлен знак равенства. Усилиями зарубежной украинской диаспоры был создан героизированный, мученический образ украинских националистов, боровшихся за украинскую государственность и противостоящих двум тоталитарным режимам, развязавшим вселенскую битву за обладание территорией Украины и ее богатствами.
    Этот идейный арсенал, малодоступный для украинской общественно-исторической мысли в предшествующий период, в начале 1990-х гг. получил на Украине широкое распространение".
    С точки зрения эволюции концептуальных подходов и идеологем, которыми в учебниках характеризуются действующие силы Второй мировой войны, следует выделить три этапа (которые в равной мере относятся и к пересмотру всей истории Украины).
    Первый этап: начало - середина 1990-х гг.
    Второй этап: середина - вторая половина 1990-х гг.
    Третий этап: конец 1990-х - начало 2000 гг.
    К числу наиболее существенных для украинских историков вопросов, вокруг которых велась дискуссия, и которые, собственно, стали предметом пересмотра, относятся:
    - Понятие «Великая Отечественная война».
    - Пакт Молотова-Риббентропа с его секретными протоколами от 1939 г.
    - Включение западноукраинских земель в состав Советской Украины в 1939 г.
    - Деятельность Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) в 1939-1953 гг.
    - Роль этих организаций во Второй мировой войне.
    - Роль советского партизанского движения и Красной Армии в освобождении Украины от фашистов.
    - Положение Украины в составе Советского Союза.
    - Последствия оккупации и боевых действий в годы войны для Украины.

    Украина во Второй мировой войне: взгляд эпохи «перестройки»


    В начале 1990-х п. в украинской историографии в оценке военных событий 1939-1945 гг. обнаружились весьма противоречивые тенденции. С одной стороны, на страницах научно-публицистической и учебной литературы была развернута романтическая кампания по устранению «белых пятен» и написанию новой, в том числе военной, истории. Главное острие критики в этот период было направлено против Сталина и сталинизма. Украинские историки обращали внимание на просчеты, деформации и изъяны сталинского режима, которые привели к нападению фашистской Германии на Советский Союз и обусловили поражения Красной Армии в первый период Великой Отечественной войны. В учебниках того периода использовалась достаточно типичная для того периода фразеология. Такие понятия, как «деформации социалистических идеалов», «жесткие командно-административные методы», «разгул сталинских беззаконий» и т.п. указывали на формирование нового видения историко-политических процессов советского периода, включая его предвоенный и военный этапы. Без внимания не остались такие явления как ГУЛАГ, массовые репрессии, недальновидная военная политика советского руководства накануне войны.
    Жесткая критика сталинизма, тем не менее, не распространялась на советский строй в целом и на место Украины в составе Советского Союза. Война 1941-1945 годов в общепринятых, допущенных министерством образования учебниках называлась Великой Отечественной. Советский Союз - общей для советских людей Родиной. Секретный протокол советско-германского пакта о ненападении расценивался как «прямое нарушение ленинских принципов внешней политики». Однако последствия этого договора, по мнению некоторых историков, имели как отрицательные, так и положительные стороны.
    Упоминание ОУН-УПА в учебниках этого периода носит сдержанный характер и по объему информации занимает весьма скромное место. Всего 30 строчек было, например, посвящено украинским националистам в годы войны в одном из учебников, изданных в Киеве в 1991 г. В этом кратком упоминании уже отсутствовало принятое в советской историографии определение ОУН как фашистского объединения на Западной Украине, сотрудничавшего с гитлеровцами". Авторы отмечали факт «взаимодействия между бандеровцами и оккупантами с приближением Красной Армии ввиду общей угрозы», а также расценивали борьбу между ОУН-УПА (террор против местных органов советской власти и тех, кто их поддерживал) и советскими органами безопасности (ответные массовые репрессии) как гражданскую войну.
    В 1993 г. появилось два учебных пособия, написанных представителями западной украинской диаспоры, которые ознаменовали собой принципиально новые для украинской историографии подходы. «Очерки истории Украины» А. Жуковского и О. Субтельного были опубликованы во Львове, а «Украина: первая половина XX столетия: очерки политической истории» - в Киеве (оба пособия рекомендованы министерством образования). В них авторы представили иной, неведомый тогда системе школьного образования образ Украины - антикоммунистический, национально-оппозиционный советскому режиму. Для западной эмигрантской историографии это были в значительной мере традиционные взгляды на историю Украины, но для позднесоветской украинской общественно-исторической мысли подобная историческая картина имела радикальный и во многом шокирующий характер.
    УКРАИНА: РАЗРЫВ С НАСЛЕДИЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫВ книге А. Жуковского и О. Субтельного предвоенные Германия и Советский Союз названы «партнерами», готовящимися к войне. В этом «альянсе» главной жертвой оказалась Украина, ибо вся ее Промышленность была переключена на военные нужды. Присоединение западноукраинских земель авторы назвали большевистской оккупацией. Они утверждали, что на украинских землях значительная часть населения желала поражения большевистской системы и развала СССР и доброжелательно отнеслась к немецким войскам, которое могло бы освободить его от сталинского режима. В этом контексте ОУН-УПА рассматривалась как фактор консолидации украинских политических сил, как организация, возглавившая сектор национально-освободительного движения, как сила, «защищавшая украинское население от красных партизан и немецких карательных отрядов».
    Таким образом, в учебнике А. Жуковского и О. Субтельного на фоне демонтированного Советского Союза Украина выглядела жертвой столкновения двух тоталитарных режимов, а ОУН-УПА - силой, боровшейся в войне «за украинскую державу, свободу и человеческое достоинство».
    Кроме того, А. Жуковский и О. Субтельный, например, настаивали на том, что в послевоенный период «только украинская политическая эмиграция вместе с украинской диаспорой стала активной силой украинской политической общественной, культурной и религиозной жизни, а также фактором помощи в освободительно-государственных устремлениях украинского народа».
    Эти взгляды близки к другой концепции, изложенной профессором Свободного университета в Мюнхене и преподавателя Парижского университета В. Косиком в известной работе «Украина и Германия во И юрой мировой войне». Книга издана в Париже в 1986 г. и во Львове в 1993 г. В ней подчеркивается не только независимая от Германии, но даже антигерманская направленность политики ОУН, обусловленная якобы только соображениями создания украинской государственности. В книгу В. Косик вошли положения о том, что ОУН-УПА представляли собой главную силу движения сопротивления и национальной независимости; что украинцы видели выход в конфликте между западными государствами и сталинской Москвой, мечтая использовать его для создания собственного государства, что Германия и Советский Союз в равной мере оказались оккупантами на территории Украины и что политика фашистских властей по сути своей мало чем отличалась от сталинско-советского режима. И в том, что украинские националисты были дискредитированы в глазах населения и международной общественности, повинно советское руководство, которое «навесило на них ярлык коллаборационистов, сотрудничавших с нацистами, обрекая их тем самым на преследования и уничтожение».
    Если в позднесоветских украинских учебниках почти не находилось места для истории движения ОУН-УПА, то в «эмигрантских» учебниках были фактически выведены за рамки повествования боевые действия с участием Красной Армии. Так, в работе Т. Гунчака история Украины во Второй мировой войне оказалась лишь историей ОУН-УПА и их взаимоотношений с Германией и Советским Союзом.
    Т. Гунчаком был сформулирован вывод, ставший впоследствии аксиомой украинской учебной литературы. В годы Второй мировой войны, несмотря на страшные физические и духовные страдания, «в широких массах росло и крепло чувство национальной самобытности. Это чувство в значительной степени было стимулировано членами ОУН, преданность и жертвенность которых стали образцом патриотизма. Создание УПА как военной силы революционного движения и УГРВ как единого политического центра выявило способность украинского народа к державнотворческому труду даже в крайне неблагоприятных условиях».
    Таким образом, в начале 1990-х гг. в украинской историографии была заложена принципиально иная шкала ценностей. В ней первое место занимала украинская национальная государственность. Ради нее оправданы любые средства и любые формы политического поведения, вплоть до сотрудничества с фашизмом и попыток использования его как средства достижения своих целей. Т. Гунчак отмечал, что в поисках поддержки политических устремлений ОУН пошла на сотрудничество с немецкой военной разведкой.
    Представляется, что этот пласт идей начал оказывать влияние на украинских официальных историков уже на первом этапе. В связи с этим симптоматичен такой пример. В новом, 1994 года издания, учебнике уже С. Кульчицкого. Ю. Курносова и М. Коваля сюжетам ОУН-УПА было посвящено уже более 120 строк. В них делался акцент на антигитлеровской составляющей деятельности украинских националистов, а члены ОУН-УПА были причислены к участникам движения украинского Сопротивления".
    Так созданный усилиями зарубежной украинской диаспоры героизированный образ украинских националистов, боровшихся за украинскую государственность против тоталитарных режимов, в первой половине 1990-х гг. был «экспортирован» на Украину.
    Это сразу отозвалось в общественно-политической сфере. В 1992 г. на Украине отмечалось 60-тилетие создания УПА. В связи с датой бывшие участники ОУН-УПА поставили вопрос о предоставлении им таких же льгот, какие имели ветераны Красной Армии и партизанского движения. Неоднократно предпринималась попытка принять такой закон о статусе ветеранов войны, в котором воины УПА признавались бы участниками боевых действий против немецко-фашистских захватчиков. В дальнейшем происходил процесс «вживления» этого образа в национальную украинскую историографию.

    Интерпретации военной истории в середине 1990-х гг.


    Процесс интерпретации в украинской учебной литературе военных событий 1939-1945 гг. в последующий период можно охарактеризовать как борьбу за «оправдательный приговор» ОУН-УПА и «обвинительный» -советскому режиму. Во второй половине 1990-х гг. значительная часть столичных и западноукраинских историков выражала недовольство тем, что на тот момент все еще сохранялись прежние оценки ОУН-УПА как вооруженных террористических образований, действия которых не отвечали интересам Советской Украины.
    Следует отметить, что такие настроения относились не только к военному периоду, но и практически ко всей российско-советско-украинской истории. В официальных украинских учебниках второй половины 90-х гг. Россия все чаще стала выступать в роли агрессивного соседа, навязывающего свой строй и образ жизни. А Украина приобрела на страницах учебников образ колонии-жертвы. Украинская советско-партийная система была расценена как колониальная администрация, обслуживавшая интересы оккупационного режима и московских верхов. Широкое хождение получил тезис о том, что прогрессивное развитие Украины и украинцев происходило не «благодаря», а по преимуществу «вопреки» российско-русско-советскому влиянию.
    Во второй половине 90-х годов в украинских учебниках в сознании историков - авторов учебников и в их произведениях усиливается тенденция демонизации роли России в эпохальном развитии Украины. Переживания поэтому поводу в некоторых изданиях приобрели апокалипсический характер. Значительная доля исторической вины за все беды, пережитые украинцами и Украиной, стала возлагаться на Россию - Советский Союз. При этом Украина перестала восприниматься как советская республика, неотъемлемая часть Советского Союза. Ее статус изменился на колониальную территорию, а Советская власть интерпретировалась теперь уже как колониальная администрация.
    Все это не могло не отразиться и на описаниях периода Второй мировой войны. Так, в учебном пособии «История Украины», подготовленном коллективом авторитетных ученых Национальной академии наук Украины под редакцией В. Смолия и изданном в Киеве в 1997 г., предвоенная и военная политика Москвы была подвергнута самой жесткой критике. В частности обращают на себя внимание следующие трактовки событий в этом учебном пособии.
    - Основной целью советско-германского пакта был раздел сфер влияния и расширение сталинской диктатуры на новые территории. В соответствии с пактом СССР фактически стал союзником воюющей Германии. Советско-германский военно-политический альянс был скреплен совместными боевыми действиями против беззащитной Польши (с. 309).
    - Присоединение западных частей украинских земель к Великой Украине в рамках Советского Союза было совершено в условиях противостояния двух тоталитарных систем с помощью насильственных методов (с. 311).
    - Организация украинских националистов рассматривалась как сила, которая при любых обстоятельствах оставалась непримиримой как к местным, так и к пришлым коммунистам, а также к политике советизации. ОУН оказывала сопротивление новой власти, считая ее оккупационным режимом (с. 311).
    - В условиях немецкой оккупации ОУН претендовала на роль «третьей силы» в борьбе против фашистов. Однако по мере приближения Красной Армии отношения между бандеровцами и оккупантами ввиду общей угрозы в ряде случаев приобретали характер взаимодействия в борьбе против большевиков (с. 319).
    - Особенностью украинского театра партизанских действий было наличие двух сил движения Сопротивления, а также раскол украинской нации идеологическими баррикадами (с. 320). Авторы отмечают, что преимущества в эффективности были на стороне советского партизанского движения, по своему размаху и организованности напоминавшего с 1943 г. регулярную армию (с. 320).
    Следует также отметить то, что авторы не отказываются от использования понятия «Великая Отечественная война», но тем не менее упоминают его вскользь, заменяя другими, более «нейтральными» терминами.
    УКРАИНА: РАЗРЫВ С НАСЛЕДИЕМ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫВ целом «История Украины» (1997) освещает различные вопросы -и состояние обороноспособности СССР накануне войны, и оборонительные бои в 1941-1942 гг., и партизанское движение в период оккупации, и битвы Красной Армии за освобождение Украины. Деятельность ОУН-УПА описывается довольно подробно, но апологетика движения отсутствует. В книге нет грубой антикоммунистической риторики и духа открытой «антисоветчины», свойственного эмигрантской литературе. Критикуя советское политическое руководство во главе со Сталиным, украинские историки указывают на мужество и верность присяге советских солдат, на костях которых в 1941-1942 гг. «создавались условия перелома в ходе войны» (с. 317).
    Вместе с тем «История Украины» содержит в себе и другой пласт информации, позволяющий говорить о формировании, так сказать, «автохтонной» версии истории в противовес официальной просоветской версии. С середины 1990-х гг. в украинской историографии стал развиваться синдром жертвенности. Ореол мученичества, сподвижничества, избыточность жертв, неизмеримость материальных потерь, утраты, понесенные как от «своих», так и от «чужих», - такие образы и сюжеты стали лейтмотивом описаний Украины военных лет. Это коснулась не только военной эпохи, а было распространено фактически на всю украинскую историю. «Успешные последствия битвы за Украину не принесли долгожданного умиротворения ее народу. Это только казалось, что война вышла за пределы Украины. На самом деле, она не оставила эту
    многострадальную землю», - так звучит одна из заключительных фраз в «Истории Украины» в разделе «Вторая мировая война ». Одновременно это и обобщенный образ Украины.
    В дискуссию по поводу оценки итогов Второй мировой войны и деятельности ОУН-УПА была вовлечена и власть. В 1997 г. по поручению тогдашнего президента Л. Кучмы создается правительственная комиссия. В ее компетенцию вошло изучение деятельности ОУН и УПА и выработка официальной позиции. В рамках этой комиссии при Институте истории НАН Украины была создана рабочая группа для подготовки исторических выводов по этой проблеме. Комиссия сформулировала свои выводы в 2000 году. Вот некоторые положения из итогового документа Комиссии.
    Другая война: историческая версия конца 1990-х - начало 2000 гг.
    - Проблема взаимоотношений двух фракций ОУН к нацистской Германии в разные периоды Второй мировой войны имеет историческое, а не юридическое значение; партийная организация не может быть признана одной из сторон в войне.
    - На всех этапах существования УПА главным врагом украинских националистов была Советская власть со всеми ее политическими и силовыми структурами.
    - Война УПА с советскими силовыми структурами хотя хронологически и совпадала с войной Объединенных Наций (в их числе Советского Союза) против блока фашистских стран, но по своей природе и характеру была совсем другой войной.
    - Война УПА с советскими силовыми структурами была Войной гражданской. Украинские националисты вели войну за реальную независимость Украины.
    - УПА, как и Советская армия, была воюющей стороной в противостоянии Объединенных Наций и блока фашистских государств. «Отсутствуют факты, которые свидетельствовали бы об участии УПА в войне с Объединенными Нациями на стороне Германии».
    Это заключение свидетельствует о том, что ОУН-УПА на официальном уровне получила полную индульгенцию. Рабочая группа правительственной комиссии сняла всякую юридическую и политическую ответственность с ОУН за сотрудничество с фашизмом, а УПА «перевела» в разряд антифашистской силы, фактически воюющей на стороне антигитлеровской коалиции. В начале 2000-х гг. в официальных, одобренных министерством образования украинских учебниках представлена уже относительно завершенная версия хода Второй мировой войны и ее итогов. Во-первых, из обращения почти полностью изъято название «Великая Отечественная война». Украинские историки согласились с доводами их западных коллег насчет того, что «Великой Отечественной» война была названа Сталиным, хотя, по сути, это была война двух тоталитарных режимов.
    Далее, движение ОУН-УПА представляется как одно из течений антигитлеровского Сопротивления на Украине, ориентированного на создание независимого украинского государства. Другое течение было представлено советским партизанским движением. Кроме того, признанным стало положение о том, что оуновцы воплощали в себе «третью силу», объединявшую всех недовольных как гитлеризмом, так и сталинизмом. Они рассчитывали, что в ходе Второй мировой войны Германия и Советский Союз настолько ослабят друг друга, что это даст им возможность осуществить собственные планы создания украинского государства.
    В учебниках нового поколения содержатся выводы о том, что ОУН-УПА объединяла в себе силы, осуществлявшие борьбу с двумя тоталитарными режимами - гитлеризмом и сталинизмом. Вооруженное сопротивление Советской власти было не только оправданно, но и являлось единственно возможным средством сопротивления политике террора и репрессий.
    Некоторыми авторами подчеркивается, что ОУН-УПА в ходе войны претерпела политическую эволюцию, отказалась от «застарелых догм», обратилась за поддержкой к самым широким массам, наполнила национальную идею демократическим содержанием. Программные документы, принятые на III Чрезвычайном сборе в 1943 г., расцениваются как документы революционно-демократических преобразований. Особо отмечается изменение национальной политики ОУН, заключающееся якобы в переходе от принципа национальной исключительности к поддержке тезиса равноправия независимо от национальности и привлечете на свою сторону представителей различных национальностей.
    Студенты исторических специальностей учатся тому, что «Украинская повстанческая армия верно служила высоким идеалам свободы народов и человека. В контролируемых ею районах Волыни, Полесья и Карпат фактически функционировало украинское государственное управление. УПА успешно боролась с немецкими захватчиками, польскими шовинистами, а впоследствии, после изгнания гитлеровцев, против возобновления на Украине большевистско-сталинского режима».
    Таким образом, теперь в головы вколачивают:
    - что именно Организация украинских националистов - Украинская повстанческая армия, а не Красная Армия была подлинным борцом с гитлеризмом;
    - что именно украинские националисты добывали независимость Украине в самых тяжелых условиях, а в 1991 г. новые поколения смогли воспользоваться плодами их борьбы;
    - что именно ОУН-УПА являла собой пример демократизма и интернационализма, сплотив вокруг себя силы, бросившие вызов «московско-большевистскому тоталитаризму», и «вела отчаянную борьбу как против гитлеровского фашизма, так и против сталинского реакционно-репрессивного режима».
    Подводя итоги Второй мировой войне, авторы вузовского учебника по новейшей истории Украины пишут «...Потомки наши никогда не простят режиму, который ради утверждения своих утопичных идей уничтожает собственный народ» .
    События на Западной Украине из эпизода, пусть даже и весьма существенного, превратились чуть ли не в центральное событие военно-политических действий во Второй мировой войне. А Западная Украина стала своеобразным мерилом национального сознания, патриотизма и государственничества в противовес советизированной и «обольшевиченной» Восточной Украине. В переписанной истории УПА предстает в образе армии истинных победителей и творцов новейшей истории Украины, на фоне которых вклад в разгром фашизма Советского Союза девальвирован, а победитель - советский народ – выглядит слепым орудием в руках сталинского режима.
    Новейшая украинская историография не просто отходит от прежних историографических традиций, не только полностью порывает с ними, но занимает враждебную по отношению к ним позицию. Идеологической основой становятся другие исторические школы и идеологические направления - прежде всего оформившиеся в эмигрантской среде на Западе.
    При оценке своей роли во Второй мировой войне Украина предъявляет сегодня, так сказать, два «сертификата». Один - за участие в антигитлеровской коалиции в составе Советского Союза. И в этом качестве Украина в полной мере разделяет славу страны-победительницы. Другой - за борьбу против «большевистской оккупации» и за «самостоятельную соборную державу» силами украинских националистов. И в этой роли современная Украина солидарна со странами Балтии.
    Такая двойственная идентичность находит свое отражение и в политических реалиях. Так, в октябре 2004 г. бывший украинский президент Л. Кучма на торжествах, посвященных празднованию 60-летия освобождения Украины от фашистских захватчиков, призвал к объединению и примирению украинцев-ветеранов Второй мировой войны с советской стороны и со стороны ОУН-УПА. К тому же призывает и новый украинский президент В. Ющенко. Трудно поверить, что подобное примирение состоится.

    Тамара Семеновна Гузенкова, доктор исторических наук









    Добавь ссылку в БЛОГ или отправь другу:  добавить ссылку в блог
     




    Добавление комментария
     
    Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищенной ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
    Введите два слова, показанных на изображении:*



    Голосование
     

    "Экономика всему голова"
    "Кадры решают все"
    "Идея, овладевшая массами..."
    "Все решится на полях сражений"
    "Кто рулит информацией, тот владеет миром"



    Показать все опросы

    Популярные новости
     
     
    Loading...
    Теги
     
    Великая Отечественная Война, Виктор Янукович, Владимир Путин, власть, выборы на Украине, геополитика, Евразийский Союз, евромайдан, Запад, Запад против России, информационная война, Иосиф Сталин, история, история России, Крым, культура, либерализм, мировой финансовый кризис, народ, НАТО, нацизм, национализм, общество, Партия регионов, политика, Православие, революция, Россия, русские, Русский Мир, русский язык, Сергей Сокуров-Величко, соотечественники, СССР, США, Украина, украинский национализм, церковь, экономика

    Показать все теги
    Календарь
     
    «    Ноябрь 2020    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     1
    2345678
    9101112131415
    16171819202122
    23242526272829
    30 
    Наши друзья
     





    Google+
    Редакция может не разделять позицию авторов публикаций.
    При цитировании и использовании материалов сайта в интернете гиперссылка (hyperlink) {ss} на "Русский мир. Украина" (http://russmir.info) обязательна.
    Цитирование и использование материалов вне интернета разрешено только с письменного разрешения редакции.
    Главная страница   |   Контакты   |   Новое на сайте |  Регистрация  |  RSS

    COPYRIGHT © 2009-2017 RusMir.in.ua All Rights Reserved.
    {lb}
     
        Рейтинг@Mail.ru